Безопасность

Как не надо себя вести с милицией

10.06.2009

Бьют в милиции, как правило, две группы задержанных. Первая (80 процентов доставленных) — люди случайные: бомжи, пьяницы или, наоборот, интеллигентные, но на повышенных тонах разговаривавшие с нарядом милиции, а уж тем более сопротивлявшиеся, толкавшиеся, одним словом не сразу прошедшие в отделение. Как правило, они усугубляют свое положение, поднимая крик в дежурной части: «Буду жаловаться! Дойду до Генерального прокурора! Оторву погоны!»

В качестве иллюстрации подобного поведения видео 2008 года, когда актёр Владимир Конкин устроил дебош в поезде. Сначала, когда у него попросили для проверки паспорт, он стал орать на белгородских таможенников в стиле: “Вы же говно, а я – актёр!” Обещал воздействовать через высоких начальников. А когда его милиция стала ссаживать с поезда, пошёл на попятную: “Да в чём дело, господа? Ну, что я сделал дурного? Простите, пожалуйста”. В итоге ему назначили штраф 500 рублей.

Выпив, актёр перепутал сцену с жизнью и устроил спектакль в поезде, убедительно сыграв роль дебошира. Это самая яркая роль Конкина за последние пару десятков лет. Его давно уже всерьёз не снимают. От чувства невостребованности у многих актёров возникают проблемы с алкоголем и кукушкой. То твоё имя было у всех на устах, а теперь о тебе забыли.

Вторая группа — задержанные в результате операции оперативных служб по подозрению в совершении уголовного преступления. Этих граждан проводят в комнату оперсотрудников и с первой секунды начинают что называется «прессовать». Вот их основные приемы. Допрашивают большой бригадой (5, 7, 10 человек), постоянно сменяя друг друга по принципу «добрый-злой».

Злой:

— бьет папкой толстого «дела» по голове, связкой ключей, вынутой из сейфа по почкам, резиновой дубинкой;

— приставляет пистолет к виску, обещает «намазать лоб зеленкой», то есть подвести под расстрел хотя бы при попытке к бегству;

— не пускает в туалет;

— не дает пить и есть;

— не дает позвонить адвокату, родственникам, знакомым и сослуживцам;

— проклинает, как средневековые колдуны (чтоб у тебя детей не было, чтоб у тебя дом сгорел).

Добрый следователь или оперативник:

— дает чай, сигарету и даже собственный бутерброд, который ему дала жена;

— убеждает, что за признание — полнаказания, что в случае подписания нужного им протокола уговорит прокурора и судью ограничиться до суда подпиской о невыезде, в противном случае — тюрьма и самая худшая камера с крысами.

Ходить по милицейским начальникам с жалобами бесполезно — вас все равно никто не будет слушать.

Источник: из интернета.