Безопасность

Кидалы от иммиграции. Трагедия в Коста–Рике

29.05.2007

Несколько дней назад все мировые информационные агентства и телеканалы выплеснули очередную сенсацию: на российскую дипмиссию в Коста–Рике совершено нападение. Вооруженный террорист захватил заложников. Здание оцеплено автоматчиками и т.д. Как обычно, сначала сведения были разномастными и противоречивыми, вплоть до того, что нападавший таким образом хотел получить политическое убежище после ограбления банка. Но когда в конце концов были правильно названы имя и фамилия вооруженного “неизвестного”, выходца из СНГ, корреспонденты “Вечерки” ахнули — да ведь это наш, бишкекский, Роман Богданянц. Его мама обратилась в нашу газету как раз незадолго до этого шокирующего события и рассказала о постигшей семью бывших кыргызстанцев трагедии, которая позже и привела к инциденту в посольстве России.

Заманухи тропического рая

Татьяна Богданянц обратилась в “Вечерку” в апреле: “Моей семье необходима ваша помощь, — писала она, — мы сейчас находимся за границей, нас заманили и бросили без средств к существованию”.

Всё ее письмо было сплошной болью. История, которую рассказала Татьяна, была, в общем–то, обычной. Семья вложила большие деньги в дело, и неудачно — потеряла всё. Таких сюжетов — миллион. Но некоторые обстоятельства были особенными. Самым тяжелым оказалось то, что люди, которым Богданянц поверили и в бизнес которых вложили все средства, были их близкие друзья — супружеская пара Олег и Инна Юренковы. Еще в Бишкеке они дружили много лет, близко общались, их сыновья, Андрей Юренков и Роман Богданянц, учились в одном классе.

Заманчивый тропический рай для этих эмигрантов оказался адом. Так обычно всё и бывает6 всё радужно только на открытках и в баснях эмигрантов, которые скрывают истинное положение вещей.

Чета Юренковых всегда была, что называется, при деньгах, во всяком случае имидж состоятельных блюла серьёзно. Инна Юренкова — сестра одно время известного в Бишкеке владельца агентства по продаже недвижимости “Абсолют” Сергея Погребняка, который по неизвестным причинам в одночасье всё продал и исчез с бишкекского горизонта. Это была среда предпринимателей, которые разными путями пытались сколотить состояние на заре нашего младого капитализма.

Но, видимо, Юренковым не хватало “простора”, и они уехали в Коста–Рику. Впрочем, выбор страны тоже о многом говорит. Почти пять лет Юренковы “бомбили” Богданянц “рекламными” письмами и фотографиями. Олег и Инна на фоне особняков и “Мерседесов”, полей с ананасами, которые якобы уже их собственность, и т.д. Они убеждали, что у них раскрученный бизнес, самый лучший и прибыльный в стране, и что даже вложение 20 тысяч долларов уже через год принесёт целое состояние.

Причем в одном из писем была такая конкретная оговорочка: мол, если приедете без денег или не захотите их вкладывать в ананасовое производство, то, извините, даже не пытайтесь встретиться, ничем не поможем. Эх, насторожиться бы Татьяне и Марату, сделать выводы из этой единственно правдивой строчки. Но обещаемая прекрасная жизнь в вечно теплой (постоянно 20–22 градуса) благополучной Коста–Рике уже прочно завладела ими и не давала возможности разумно, хладнокровно взвесить все “за” и “против”.

Если друг оказался вдруг…

Мартовская революция в Бишкеке стала решающим аргументом “за”. К сожалению, эти события вызвали панику в русскоязычной среде и максимально увеличили отток некоренных из страны. Богданянц продали всё, что было: свою трехкомнатную и однокомнатную квартиры мамы Татьяны, дачу, свой бизнес. Деньги по требованию Юренкова перегнали на его банковский счет. Сын оставил университет. Таким образом, они перешли рубикон, не оставив себе ни малейшей возможности для возвращения. И отправились полные самых радужных надежд в тропический рай.

Тогда все, что они знали о Коста–Рике, казалось фантастикой. Маленькая гористая страна расположена в самом узком месте Центральной Америки, так что омывается сразу двумя океанами — Тихим и Атлантическим. Поэтому климат мягкий, так называемый субэкваториальный. Уникальная природа. Еще больше грело то, что Коста–Рика сегодня считается базовой страной Центральной Америки не меньше, чем Кыргызстан — оплотом демократии, в экономику которой, в отличие от нашей, не боятся вкладываться инвесторы со всего мира. Девять экономических зон, обширные перспективы. И тут еще Юренковы со своими бескрайними полями — участком в 140 гектаров, на котором вырастают сладкие ананасы…

Реальность оказалась сурова. Нет, то, что касается самой страны, — все сбылось. А вот друзья резко изменились и стали такими, что и врагов не надо.

Например, один из контрактов на 30 тысяч долларов, который составили с Татьяной Богданянц, Олег Юренков отказался заверять у нотариуса, потому что тогда надо было платить большие пошлины. Джип “Ниссан”, предоставленный в залог, оказался купленным в кредит, а земля… чужая, уже имеющая другого хозяина.

В общем, в результате Юренковы выплатили бедным соотечественникам только проценты за три месяца — 600 долларов. И все. Потом начались обычные для кидал фортели — Юренковы под разными предлогами оттягивали сроки выплаты долга, меняли место жительства, скрывались. В Коста–Рике, как выяснилось, благоприятные условия не только для ананасов и юкки, но и для мошенников. Нет регистрации, прописки. Поменял район, дом, затонировал окна, и никто уже не найдет. Конечно, семья Богданянц обратилась в местный суд, но без денег и хорошего адвоката это было бесполезно.

Наступили страшные дни. Вся семья работала (а где берут эмигрантов?) и только на то, чтобы оплатить квартиру и еду. О большем уже даже и не мечталось. В Танином письме в “Вечерку” есть такие строки: “Уже выплакали все — слез нет. Есть только большая ноющая боль в груди. Иногда хочется умереть, особенно если приснится дом”.

Террор отчаяния

Это все — страшная обида на “лучших” друзей, ввергнувших семью Богданянц в пучину отчаяния. Разочарование, ненависть, конечно, и были детонаторами эмоционального взрыва, происшедшего в российском посольстве в Сан–Хосе. Татьяна с сыном Романом пришли туда, чтобы в очередной раз просить помощи в выезде из Коста–Рики по специальной российской программе возвращения мигрантов. Встреча со старшим сыном Юренковых Андреем, пришедшим туда же получать паспорт, была случайной. Но то, чем она закончилась — закономерность.

Здание посольства России в Коста-Рике.

Как они смотрели в глаза друг другу?

Обаятельный, эдакий “белый воротничок”, умеющий красиво говорить и убеждать, Андрей Юренков, в 20 лет катающийся на новом БМВ, учащийся в университете, только что заключивший брак с коста–риканской невестой, в результате этого получивший местное гражданство, и Роман Богданянц, вынужденный соглашаться на любую работу, пусть даже самую унизительную с утра до вечера, только чтобы не голодать и иметь крышу над головой. А по вечерам до изнеможения колотил по боксерской груше и знал, что еще встретится с милым другом детства, чьи родители лишили его всего — благосостояния, нормальной жизни, будущего.

Татьяна, отвечая на срочный запрос “ВБ”, что с вами произошло, подробно описала эту встречу.

Увидев Андрея, она попыталась поговорить с ним. В последнее время положение семьи Богданянц ухудшилось, хотя казалось, дальше некуда. У младшего сына начались проблемы со здоровьем, сильнейшая депрессия. Они с мужем не могли найти работу. Она умоляла его сказать, где сейчас находятся его родители, заклинала отдать хотя бы часть долга, чтобы семья могла выехать из Коста–Рики. Но обаятельный Юренков–младший только нагло посмеялся над ней. Роман посадил плачущую мать в такси и сказал, что сам разберется с Андреем.

Проехав всего несколько кварталов, она услышала вой полицейских сирен. Татьяна сразу поняла — что–то случилось с Ромой, бросилась назад и узнала то, о чем на следующее утро оповестили мир все информационные агентства и телеканалы: сын наставил на Андрея Юренкова пистолет и потребовал возвращения долга. Но преподнесено было, конечно, иначе: “В здание российской дипмиссии ворвался неизвестный с оружием и взял заложника”.

Теперь понятно, что коста–риканская полиция переборщила с автоматчиками и оцеплением, но они тоже постоянно борются с терроризмом и умеют демонстрировать это. Ночь прошла в слезах и дикой тревоге за сына, а спустя 24 часа Романа отпустили домой. Увидев его, Татьяна упала в обморок, и у нее отнялись ноги. Правда, врачи говорят, что это пройдет, и, жалея несчастную женщину, даже предоставили бесплатно медикаменты и лечение.

Теперь семья Богданянц мечтает только об одном — вырваться из этого ада. Хоть как–нибудь! И обращается ко всем, кто хоть чем–то может им в этом помочь. Последней в её письме была просьба к бишкекчанам: “Прошу вас, не осуждайте моего сына, он уже сам обо всем сожалеет, сожалеет, что не сдержался. Но его так обидели оскорбления, предательство друга, и он просто сорвался. Он молодой и талантливый, у него вся жизнь впереди, дайте нам шанс”.

К сожалению, “Вечерка”, как и наша страна, мало чем может помочь бывшим соотечественникам. Заставить Юренкова заплатить долг может только коста–риканский суд и местные власти. Здесь, в Бишкеке, сейчас живут родители Инны Юренковой, тоже состоятельные люди. Но, понятно, нет никаких правовых оснований, чтобы они выплатили часть дочернего долга. Хотя Татьяна и Марат Богданянц после отъезда Юренковых в Коста–Рику близко общались с ними, поддерживали добрые отношения.

Но одну просьбу Татьяны мы выполняем: “Напишите статью, может быть, кого–то это предостережет от трагических ошибок”.

Примечание.

История, конечно довольно тёмная, откуда, например, у неудавшегося эмигранта взялся пистолет. Однако такой способ обмана, когда посредники обещают золотые горы и рай за бугром, а потом обирают наивного простака, как липку, популярен. Так, например, любят действовать адвокаты, предлагая сделать вид на жительство или гражданство в какой-то стране в качестве инвестора. Человек продаёт всё свое имущество, перечисляет деньги, а спустя время адвокат только разводит руками, извини, мол, не получилось, не прошло, оставляя себе солидные комиссионные. Эта история о том, как евреи обманули армян из того же цикла.