Мировая закулиса

Почему глобальное потепление – это миф. Антинаучная секта

25.07.2021

Так ли верна гипотеза «парникового эффекта», согласно которой главной причиной глобального потепления является выброс промышленного углерода в атмосферу. Парниковых газы (углекислый газ, метан, водяной пар и т.д.) выполняют роль плёнки или стекла теплицы, они свободно пропускают солнечные лучи к поверхности Земли и задерживают тепло, покидающее атмосферу планеты. В результате этого возникает «парниковый эффект», который приводит к резкому подъему температуры на поверхности нашей планеты.? Целый ряд ученых выступает против этой теории.

Периоды заметного потепления наблюдались и ранее. Так, открытая викингами в X веке Гренландия (Зеленая Земля) была покрыта обильной растительностью, а теперь она под толстым слоем льда. Последнее потепление климата началось еще в начале XVII века, когда выбросы антропогенных парниковых газов в атмосферу были практически равны нулю.

Основным аргументом сторонников «парникового эффекта» является совпадение потепления климата в последние десятилетия ХХ века с одновременным повышением содержания в атмосфере углекислого газа антропогенного происхождения.

Станции «Восток» в Антарктиде в советское время.

На самом деле все наоборот: изменения содержания СО2 в атмосфере являются следствием повышения температуры, а не его причиной. Так, при бурении толщи ледникового покрова на станции «Восток» в Антарктиде проводилось одновременное измерение содержания СО2 в пузырьках воздуха этого покрова с изотопными температурами льда.

Измерения показали, что вначале менялась температура, и только вслед за ней, через 500–600 лет концентрация СО2.

Энергетический анализ созданной физической теории парникового эффекта показал, что доминирующим процессом, управляющим выносом из атмосферы солнечного тепла, а также распределением температуры в тропосфере, является конвекция воздушных масс Земли. Что же касается прогрева тропосферы парниковыми газами, поглощающими инфракрасное излучение прогретой Солнцем Земли, то этот процесс приводит к расширению данных объемов газа и к быстрому их подъему к стратосфере, а на смену им из стратосферы опускаются к поверхности Земли уже значительно охлажденные массы воздуха. В результате средние температуры воздуха в тропосфере практически не меняются или даже становятся более низкими. Поэтому концентрация парниковых газов в атмосфере (и особенно углекислого газа) практически никак не влияет на климат планеты.

Вместе с тем увеличение концентрации углекислого газа в земной атмосфере является полезным фактором, существенно повышающим продуктивность сельского хозяйства и способствующим более эффективному восстановлению растительной массы. Так как растения в процессе фотосинтеза преобразуют CO2 в органическое вещество.

В этой связи бывший президент Национальной Академии наук США профессор Фредерик Зейтц пишет: «Экспериментальные данные по изменению климата не показывают вредного влияния антропогенного использования углеводородов. В противоположность этому, имеются веские свидетельства, что увеличение содержания в атмосфере углекислого газа является полезным». Зейтц подготовил петицию ученых правительству США с призывом отказаться от Международного соглашения по глобальному потеплению климата, заключенному в японском городе Киото в декабре 1997 года, и от других аналогичных соглашений.

В этой петиции, в частности, говорится: «Не существует никаких убедительных научных свидетельств того, что антропогенный выброс углекислого газа, метана или других парниковых газов причиняют или могут в обозримом будущем вызвать катастрофическое прогревание атмосферы Земли и разрушение ее климата. Кроме того, имеются существенные научные свидетельства, показывающие, что увеличение в атмосфере концентрации диоксида углерода приводит к положительному влиянию на естественный прирост растений и животных в окружающей среде Земли». Петицию подписало более 15 тысяч американских ученых и инженеров.

В этой связи необходимо обратить внимание на то, что Киотский протокол не имеет научного обоснования. Об этом в 2004 году официально заявила и Российская академия наук, но к ней не прислушались, и наша страна все-таки подписала этот протокол. Только в декабре 2012 года на Всемирной климатической конференции ООН Россия вышла из Киотского соглашения. Соединенные Штаты же с самого начала не принимали в нем участия.

Так с чем же все-таки связано глобальное потепление?

В Институте океанологии имени П.П. Ширшова РАН профессором О.Г. Сорохтиным была разработана физическая теория климата Земли. Она показывает, что температура тропосферы (нижнего слоя земной атмосферы) и самой земной поверхности зависит, по крайней мере, от семи основных факторов: 1) от солнечной активности, 2) от давления атмосферы, 3) от отражательной способности Земли, 4)изменение угла оси вращения Земли, 5) от теплоемкости воздуха, 6) от влажности и 7) от поглощения парниковыми газами теплового излучения Солнца и Земли.

Причина потепления – изменение угла оси вращения Земли и её орбиты. Югославский астроном Миланкович предположил, что циклические изменения климата во многом связаны с изменением орбиты вращения Земли вокруг Солнца, а также изменением угла наклона оси вращения Земли, по отношению к Солнцу. Подобные орбитальные изменения положения и движения планеты вызывают изменение радиационного баланса Земли, а значит и её климата. Построенная теоретическая картина изменения земного климата за последние 400 тысяч лет, с добавлением прогноза на следующие 120 тысяч лет подтвердила эту теорию.

Последняя фаза потепления ХХ века, начавшаяся около 70-х годов, была связана с восходящей фазой шестидесятилетней солнечной активности, тогда как в XXI веке уже началась ее нисходящая фаза активности.

Главным регулятором температуры земной атмосферы является лучистая энергия Солнца, связанная с расстоянием между Землей и Солнцем. Расстояние это периодически меняется со временем. Несколько лет назад оно было минимальным, что привело к потеплению, а теперь начинает увеличиваться. Через 10–15 лет нас ждет не глобальное потепление, а наоборот – глобальное похолодание, подобное тому, которое уже было в Европе в начале XVII века. Кстати, уже сегодня одновременно с таянием ледников в Арктике идет наращивание ледового покрова в Антарктиде, где сосредоточены самые большие запасы пресной воды на нашей планете. В частности, по данным академика В.М. Котлякова за снежным покровом Полюса относительной недоступности Антарктиды, масса льда и снега этого континента за последние 30–40 лет существенно увеличивалась.

Таким образом, сейчас мы живем на пике сравнительно небольшого локального потепления, после окончания которого начнется новая фаза похолодания, вызванная колебаниями оси вращения Земли и снижением солнечной активности.

Андрей Петрович Капица.

В подтверждение данного вывода хотелось бы привести мнение заслуженного профессора МГУ, члена-корреспондента РАН Андрея Петровича Капица: «Парниковый эффект – совершенно неправильная и ненаучная теория. Человеческая деятельность практически не влияет на климат, доля ее влияния фактически очень мала по сравнению с теми основными процессами, которые влияют на климат. Я противник теории антропогенного потепления. Считаю, что борьба с СО2 не является правильным путем. Потепление связано с колебаниями оси вращения Земли, с координатами изменения эклиптики Земли, изменением солнечной активности и рядом природных изменений, которые вызывают резкие колебания климата Земли. Человеческое влияние ничтожно мало по сравнению с теми процессами, которые происходят в природе».

Вся эта устроенная возня вокруг высосанного из пальца чиновниками мифа о глобальном потеплении – это лишь вопрос денег и обогащения определенных финансовых групп, которые хотели обложить промышленные предприятия и людей дополнительным налогом за воздух, точнее выброса углекислого газа и доить их. То, что сейчас происходит можно назвать просто – учёные против чиновников, которые решили хапнуть ещё больше денег и начинают создавать выдуманную реальность, где окружающий мир и протекающие в нём процессы должны подчиняться их желаниям.

К сожалению в наше время уровень образования среднестатистического человека стремительно падает. Невежественным населением легче управлять. В итоге в будущем мы вернемся назад в средневековье с элементами более совершенных и продвинутых технологий. Так новый период многие и называют – цифровое средневековье.

Интересный факт, что наиболее верные адепты лжи про глобальное потепление, вызванное, якобы, человеческой деятельностью, в первую очередь выбросами CO2, чаще всего: феминистки, веганы, представители нетрадиционной ориентации, “защитники животных” и прочие марионетки глобализаторов, психически неустойчивые, легко подверженные влиянию авторитетов и средств массовой информации существа.

Но любой мало мальски вменяемый человек, способный хоть немного мыслить, анализировать и рассуждать логически, понимает ложь и абсурдность утверждений адептов глобального потепления, якобы вызванного нашей совместной деятельностью и в первую очередь производствами, а также разведением крупного рогатого скота (адепты ГП на полном серьёзе утверждают, что коровы пукая уничтожают озоновый слой) и выбросами при работе автомобилей…

Не важно, что вам говорят — вам говорят не всю правду.
Не важно, о чем говорят — речь всегда идет о деньгах.
Два политических принципа Тодда

Климат на Земле меняется. В Восточной Европе зимы, бывшие еще 35 – 40 лет назад снежными и морозными, стали мягкими и бесснежными. Лето стало засушливым и жарким. В Западной Европе – напротив, зимы стали снежными, с трескучими морозами. Снегами засыпает даже Испанию, драгоценные виноградники вымерзают. Ледники Гренландии и Антарктиды тают и отступают. Северный Ледовитый океан, к радости российских моряков и правительства России, вскрывается ото льда. Молодые люди с плакатами стучат по сковородкам, требуя спасти белых медведей. В Африке уже 6 лет нет дождей, а Килиманджаро и Кения освободились от своих снежных шапок, питавших водой целые страны, в том числе, Великий Нил…

Как вы помните, относительно недавно в Париже была масштабная встреча где 175! стран подписали Парижское соглашение  в рамках  конвенции ООН об изменении климата, регулирующее меры по снижению углекислого газа в атмосфере с 2020 года. Соглашение было подготовлено взамен Киотского протокола в ходе Конференции по климату в Париже и принято 12 декабря 2015 года, а подписано 22 апреля 2016 года.

Отметим, что Трамп как представитель группировки выступающей против глобализаторов отозвал подпись от имени США, которую поспешил в своё время поставить Джордж Буш.

Официальной целью соглашения является «активизировать осуществление» Рамочной конвенции ООН по изменению климата, в частности, удержать рост глобальной средней температуры «намного ниже» 2 °C и «приложить усилия» для ограничения роста температуры величиной 1,5 °C.

Суть бизнес-идеи: человечество в процессе своего существования и обеспечении потребностей насыщает атмосферу углекислым газом. Это – парниковый газ, он задерживает инфракрасные лучи, не позволяя им рассеяться в космосе. Как следствие климат планеты становится теплее. Если не сократить парниковые выбросы, то ледники растают, мировой океан поднимется на 8-9 метров, затопив часть континентов, на оставшуюся сушу обрушится нестерпимая жара и живые будут завидовать мертвым.

Решение простое: на международном уровне подписывается ряд протоколов, в частности Киотское, Парижское, которые ограничивают выбросы CO2 квотами, и обязательствами по сокращению.

Те субъекты, которые имеют излишки квот, могут продать эти квоты тем субъектам, которые сжигают столько, что им не хватает своих квот на выброс CO2. И создается международный фонд, финансирующий борьбу с CO2 на нашей планете.

В частности выделяющий гранты нужным ученым – на соответствующую науку. Фактически, этот бизнес-процесс стартовал в 2000-х.

Пиарщик секты глобального потепления Альберт Гор зомбирует аудиторию. Пытаясь напугать массы, он как-то назвал вместо температуры ядра Земли температуру Солнца! Авось, поленятся проверять и эту лапшу схавают. Поэтому и стараются сейчас людей одебилить6 уничтожить образование, культуру, чтобы они были настолько глупы, что могли поверить во что угодно.

На этом деле Альберт Гор (вице-президент США в 1993 – 2001, центральный персонаж борьбы простив CO2, лауреат Нобелевской премии мира 2007-го за эту борьбу) увеличил личное состояние с 2 миллионов долларов до 100 миллионов долларов. В западном интернете его прямо называют мошенником. Объем торговли CO2-квотами к 2010-му достиг 120 миллиардов долларов, и продолжает энергично расти. Вот что такое по-настоящему делать деньги из воздуха!

Те ученые, которые получают гранты за борьбу с CO2, разумеется,утверждают, что парниковый эффект вызывается именно CO2, и это угроза всему человечеству. А вот ученые, которые не рассчитывают на эти гранты – заявляют о лженаучной афере.

Андрей Капица в статье «Глобальное потепление и озоновые дыры – наукообразные мифы» в частности сказал: «Уже много лет бывший президент Академии наук США Фредерик Зейтц (Seitz) обращал внимание на то, что все теории глобального потепления и озоновых дыр притянуты за уши и не отвечают действительности, что это – антинаучные теории. 17 тысяч американских ученых подписали петицию. Они согласны с Зейтцем и считают, что (Киотское) соглашение и стоящие за ним тенденции – подлинная угроза человечеству и тяжелый удар по его будущему».

Александр Городницкий в статье «Конец мифа о глобальном потеплении» высказывает схожее мнение: «В результате хорошо организованной международной политической кампании ведущие страны мира подписали Киотский протокол, призывающий к сокращению выбросов в атмосферу так называемых «парниковых газов», и прежде всего главного из них – углекислого газа. Протокол этот исходит из ошибочного предположения, что эти газы якобы приводят к увеличению парникового эффекта и существенному потеплению климата Земли».

Начнём с простого вопроса: существует ли парниковый эффект в атмосфере Земли, и какими газами он вызывается?

Ответ: Парниковый эффект существует. Он связан со свойством некоторых газов, в частности: водяного пара (H2O), углекислого газа (CO2), метана (CH4) и озона (O3) поглощать инфракрасное (тепловое) излучение, исходящее от сравнительно теплой поверхности планеты, не давая ему рассеяться в сравнительно холодный космос.

Какие парниковые газы присутствуют в атмосфере в значительных количествах?

Ответ: это H2O (порядка 1 процента) и CO2 (примерно 0.04 процента).

Итак: водяного пара в 25 раз больше, чем углекислого газа. И никто не спорит, что парниковый эффект создается в основном, водяным паром. Почему тогда не H2O, а CO2 стал парниковым героем Киотского протокола? Внятного физического объяснения этому политическому феномену – нет. Зато внятное экономическое объяснение – есть.

Попытка объявить глобальную борьбу с выбросами водяного пара выглядели бы, как полный идиотизм, и тут не помогла бы даже пропаганда по TV. Известно, что с поверхности мирового океана испаряется порядка кубического километра воды в минуту. Это миллиард тонн. Так передается в виде теплоты испарения 2.26*10^12 МДж (мега-джоулей) энергии: в 1000 раз больше, чем энергопотребление всей человеческой цивилизации за ту же минуту. Попытка климатической лавочки при ООН регулировать выбросы H2O комментировалась бы знаменитой фразой Эзопа: «Выпей море, Ксанф». Глобальная экономическая афера с квотами на выброс H2O не получилась бы.

Когда-то любимыми цветами фашистов были коричневый и чёрный. Теперь их любимый цвет – зелёный. Фашисты стали экологами  продвигают уже через эту тему свои человеконенавистнические идеи.

Иное дело – регулирование выбросов CO2. Круговорот углерода в природе не настолько широко освещен в учебниках и научно-популярной литературе, как круговорот воды. И поэтому, можно скормить массовой аудитории псевдонаучную аргументацию.

Примерно такую:

– Промышленность сжигает угольное и углеводородное ископаемое топливо, а продукты сгорания выбрасывает в атмосферу – уже 30 миллиардов тонн CO2 в год.
– Из-за этих выбросов, концентрация CO2 выросла с 0.02 до 0.04 процента.
– Это усилило парниковый эффект. В результате средняя температура Земли выросла на 0.74 градуса Цельсия с начала XX века (т.е. за период от начала интенсивного сжигания ископаемого топлива – каменного угля, нефти и природного газа).
– Если не снизить выбросы CO2, то температура может вырасти значительно вырасти (на несколько градусов) к концу XXI века.
– Далее – смотри триллеры о термическом апокалипсисе с потопами и пожарами.

Посмотрим на это и поставим вопрос: а до нашей цивилизации – почему происходили глобальные потепления после ледниковых периодов, случавшихся на планете Земля с некоторой регулярностью на протяжении миллиарда лет? И более локальный вопрос: почему происходили малые потепления после малых оледенений в уже исторический период, но до машинной цивилизации. Хорошо известный пример: В X веке викинги, путешествия из Исландии на запад, открыли Гренландию и Ньюфаундленд. Это были территории с умеренно-теплым климатом, а на Ньюфаундленде даже рос виноград. В настоящее время и там, и там – тундра и ледники. Но X век пришелся на потепление (историки называют его «средневековым климатическим оптимумом»). И потепление обошлось без промышленной эмиссии CO2.

Вывод очевиден, но вопрос о роли CO2 требует дополнительной ремарки. Хотя, все доисторические потепления случались без участия человека, концентрация CO2 тогда повышалась. Об этом свидетельствуют геологические образцы. И к этому есть вполне обоснованная научная теория, согласно которой рост концентрации CO2 в атмосфере является не причиной, а следствием потепления. Само же потепление обусловлены совсем другими факторами.

Существует мощный регулярный фактор: поток лучистой энергии от Солнца. Он, по сложному периодическому закону зависит от:

1) Активности Солнца (долгопериодических колебаний интенсивности свечения), из которых можно назвать циклы Гляйсберга, Зюсса, и Холлстата (длительность которых, соответственно: примерно 100, примерно 200, и примерно 2300 лет).

2) Орбитальной позиции Земли – периодических изменений расстояния между Солнцем и Землей, и изменений углов освещенности из-за Лунно-Солнечной прецессии (циклы Миланковича с периодами 10 тысяч лет, 26 тысяч лет, и 93 тысячи лет).
Существуют иррегулярные факторы – извержения супер-вулканов и падения крупных астероидов. Они вызывают выбросы мелкой пыли, которая надолго остается в верхних слоях атмосферы и экранируют солнечный свет. Этот механизм в относительно малом временном масштабе сработал в 1816-м (т.н. год без лета) после извержения Тамбора.

Кстати, недавно один вулкан Пинатубо на Филиппинах за несколько дней выбросил в атмосферу столько же углекислого газа, сколько всё человечество за всё время своего существования!

Эти факторы реально определяют климат Земли, в частности – среднюю температуру. Теперь разберемся, что при этом происходит с концентрацией CO2 в атмосфере.

Мировой океан – своего рода бутылка, в которую налито 1.35 миллиарда кубических километров минерализованной воды (или, в единицах массы: 1.35 миллиарда гигатонн). В воде растворен ряд газов.

В частности, масса CO2, растворенного в океане превышает 100 тысяч гигатонн.  Масса CO2 в атмосфере около 2 тысяч гигатонн (в 50 – 60 раз меньше, чем в океане). В периоды постоянства средней температуры на планете, устанавливается равновесие атмосферного CO2 и CO2, растворенного в океане.

При глобальном похолодании равновесие смещается в сторону растворенного CO2. При глобальном потеплении равновесие смещается в сторону атмосферного CO2.

Наблюдаемый сейчас рост концентрации атмосферного CO2, это следствие (а не причина) глобального потепления. Можно говорить о том, что эта добавка CO2 будет усиливать парниковый эффект, создавая вторичный фактор глобального потепления. Но такой вклад весьма незначителен по сравнению с первичным фактором (ростом потока лучистой энергии от Солнца). Если обсуждать вторичный фактор парникового эффекта, то надо рассматривать вклад не CO2, а H2O – преобладающего парникового газа (см. выше). С ростом температуры, концентрация паров воды в атмосфере увеличивается, а значит, задерживает большую долю теплового излучения с поверхности Земли. У «водяного» парникового процесса есть обратная сторона, но о ней позже.
Сейчас вернемся к CO2, и оценим масштаб техногенного (антропогенного) фактора в круговороте этого газа.

В атмосфере сейчас содержатся 2000 гигатонн CO2, и это количество совершает полный цикл примерно за 4 года. 500 гигатонн CO2 в год попадает в атмосферу через процессы выделения из океана, и процессы разложения органики в биосфере. Это же количество – 500 гигатонн CO2 в год связывается в процессе фотосинтеза.

Промышленность (как упоминалось) выбрасывает в атмосферу 30 гигатонн CO2 в год. Когда эти 30 гигатонн указаны после 500 гигатонн биологического цикла, такой «вклад «антропогенного фактора в карбоновую эмиссию» уже не выглядит внушительным. Впрочем, как указано выше, CO2 в любом случае не причина глобального потепления.

Скучно как-то получается. Парниковая тема CO2 съежилась, а интриги и нет.

Подонки-глобалисты для своих акций стали использовать несмышлёных детей, пытаясь так программировать их сверстников и оказывать давление на легковерных взрослых. Взрослые новые левые для подобных акций уже не годятся – многие понимают, смотря на них, что это просто больные люди.

Кстати, раньше Восточно-Европейская равнина и вся Европа была почти полностью покрыта ледником, два «языка» которого подходили к Киеву и Харькову. Потом ледники растаяли и отступили далеко на север, а новые равнины заселили леса и животные, следом в этих местах появились люди. Только назывался этот благодатный период почему-то «межледниковье», краткий промежуток тепла в длительном ледниковом периоде, называемом «четвертичным». До этого был … тоже ледниковый период, называемый «третичным». Получается, что мы живем в относительно благополучном, тёплом, но кратковременном периоде, который сменится новым оледенением.

А примерно 330 миллионов лет назад, после длительного ледникового периода наступило глобальное потепление. Средняя температура Земли поднялась до 20 Цельсия (на 5 градусов выше сегодняшней). CO2 стал поступать из океана в атмосферу, и его концентрация выросла с 0.02 процентов до 0.4 процента (в 10 раз выше сегодняшней). Из-за усиленного испарения с поверхности океанов выросла концентрация «парникового» H2O в атмосфере. Полоса тропического климата расширилась. Растения, благодаря высокой температуре, и влажности, и высокой концентрации CO2, быстро продуцировали биомассу путем фотосинтеза. Так утилизировался CO2, который затем, в ходе геологических процессов, превратился из биомассы в каменный угль, нефть и природный газ.

Кстати, многие классы растений и животных существующих сейчас, развились именно тогда. В общем, праздник жизни длиной 30 миллионов лет, или около того. Никакого всемирного потопа или термического апокалипсиса. Затем, из-за изменения солнечного фактора пришло новое оледенение.

Но что, если бы солнечный фактор не изменился в конце Каменноугольного периода? Может, в таком случае, парниковый эффект от H2O и CO2, все же, привели бы к климатической катастрофе?

Ответ: нет. 30 миллионов лет более чем достаточно, чтобы катастрофа произошла, если бы она вообще была возможна по парниковому сценарию. Отметим: что апологеты идеи Киотского протокола угрожают катастрофой к концу XXI века (!). Какие миллионы лет?

Невозможность такого сценария катастрофы связано с ранее отмеченной особенностью «водяного» парникового процесса. У него есть обратная сторона. Хотя, в нижних слоях атмосферы H2O работает, как парниковый газ, способствуя потеплению, в верхних слоях атмосферы (в частности, в очень холодной стратосфере) его роль меняется. Водяной пар формирует облака мелких ледяных кристаллов, имеющих высокое светоотражение. Эти облака экранируют солнечный свет эффективнее даже, чем микрочастицы вулканического пепла (см. извержение Тамбора, «год без солнца»). При высокой концентрации H2O в нижних слоях атмосферы, идет перенос в верхние слои, и растет площадь таких облаков – экранов, снижающих световой поток к поверхности. Своего рода природный климат-контроль с отрицательной обратной связью, свойственный нашей планете.

В общем, если даже человечество на фоне потепления, быстро сожжет все имеющиеся запасы ископаемого топлива, и содержание CO2 в атмосфере поднимется до поздне-палеозойского уровня, это все равно не приведет к катастрофе. Так что теория, на которую опирается Киотский протокол, со всех сторон лженаучна.

Кроме того, похоже, этот протокол опирается на фальшивые данные измерений.

«Климатгейт» – хакерское открытие неких ребят, которые взломали сервер Центра изучения климата Университета Восточной Англии, и обнаружили интереснейшую переписку директора «Climatic Research Unit», CRU. Она показала, что в обоснованиях Киотского протокола заложены фальсификации о климате примерно за 20 лет.

Здесь можно было бы поставить слово END и точку. Но тогда останется нераскрытая загадка: откуда взялась теоретическая часть этой лженаучной аферы? Откуда взялась «парниковая» терминология, и математическая модель, описывающая рост температуры из-за накопления CO2 в атмосфере? Попробуем разобраться с этим.

Вот такими, не имеющими к реальности никакого отношения, картинками пугают обывателей адепты секты глобального потепления. Схема проста. Банкиры придумали аферу, прикормленные ими чиновники-марионетки озвучили на своих заседаниях повестку, прикормленные грантами ученые подтвердили антинаучные выводы, сфальсифицировали статистику и дальше рядовые сектанты-активисты начинают агрессивную информационную атаку на население. Кто-то из последних просто болен, как Тунберг, кого-то подкармливают, кто-то просто глуп и увлечён движением, поверив ярким картинкам.

Откатимся на 50 лет в прошлое, в «золотые десятилетия астронавтики». Когда в 1967-м беспилотный КЛА «Маринер-5» исследовал атмосферу Венеры, ученых удивила ее очень высокая температура и давление. Венера в смысле планетологии – сестра Земли (близкий размер, близкая масса), но ее орбита на четверть ближе к Солнцу. Значит, Венера получает вдвое больше тепла от Солнца.

Если считать, что Венера находится в тепловом равновесии, то она должна излучать в космос столько же тепла, сколько получает от Солнца. Тепловое излучение тела (и в частности – планеты) пропорционально абсолютной температуре в четвертой степени.
Исходя из этого, можно было приблизительно оценить температуру на Венере в 343 градуса Кельвина, или 70 Цельсия (на 55 градусов выше, чем в среднем на Земле).

Но «Маринер-5» обнаружил на Венере температуру 460 Цельсия, и давление 90 атмосфер. Вскоре возникла теория, объяснившая, как это получилось. 4 миллиарда лет назад Венера не особенно отличалась от Земли того же времени (Архейской эры), но температура на Венере была выше примерно на 55 градусов. Этой разницы оказалось достаточно, чтобы океаны не сформировались в определенный период геологической истории, а весь CO2, содержавшийся в первичной атмосфере, так и остался в ней. В этих условиях сработал парниковый эффект, который катастрофически разогрел поверхность Венеры.

CO2 – углекислый газ, главный продукт при сгорании любого минерального топлива, оказался виновником превращения Венеры в раскаленный ад!

И, после математической интерпретации результатов полета «Маринер-5», в 1975-м в журнале «Science» появляется статья Уоллеса Броекера «Изменение климата: Находимся ли мы на пороге резкого глобального потепления?», в которой впервые в духе алармизма заявлено об опасном техногенном воздействии на климат нашей планеты.

Прекрасная страшилка чтобы запугать общественное мнение, и построить аферу по торговле квотами на эмиссию парниковых газов, сбору фондов, и т.п.. Важную роль играет раздача грантов – чтобы получить «подтверждение от имени науки». Так это работает, и будет работать, видимо, еще долго. Общественное мнение так запугано, что недавний отказ администрации США от Парижского протокола вызвал бурю массовых протестов, демонстраций, митингов, пикетов, и триллеров в СМИ.

Разумеется, такая возмущенная общественность не вникала в расчеты, и не заметила, что пропагандисты борьбы с парниковым эффектом, применяют математическую модель, построенную не для Земли (на которой мы живем), а для Венеры, (которая получает вдвое больше солнечного тепла и света, чем Земля, и на которой не сформировался водный океан, что делает возможным катастрофический парниковый эффект).

Эта лженаучно-детективная история с модельной подменой Земли – Венерой могла бы показаться абсурдной теорией заговора. Но, научные популяризаторы борьбы с парниковым эффектом на Земле, сами указывают в качестве сильнейшего аргумента – известный и впечатляющий результат парникового эффекта на Венере.

Осталось привести два заключительных замечания.

1. Адепты Киотского протокола сами не верят в свою CO2-парниковую теорию.
Если бы они реально верили в могущество парникового демона по имени CO2, то они, очевидно, призывали бы вообще не выпускать эту опасную тварь из недр Земли.
– Запечатать устья нефтяных и газовых скважин.
– Забетонировать разорванные сланцевые пласты.
– Закрыть все угольные шахты и торфяные карьеры.
– И глобально перейти на ядерную энергетику, которая не выбрасывает CO2.

Между прочим, вполне реалистичный проект. В конце XX века благополучная экономика Франции на 80 процентов обеспечивала себя энергией за счет атомных электростанций. Но, мы не слышим и не видим призывов «Да здравствует мирный атом» от комиссий, работающих по Киотско-Парижской тематике борьбы с парниковым эффектом. Напротив, из международных экологических организаций звучат призывы к свертыванию ядерной энергетики.

Нелогично, с одной стороны. А с другой стороны, это значит что дело не в CO2-угрозе (которой нет), а в денежно-фондовом эффекте (который есть). А точнее в том, что некоторые страны такие как Франция, по мнению глобалистов, излишне энергонезависимы и это они хотят исправить.

И, вполне вероятно, что спонсорами анти-CO2-проекта, как и спонсорами анти-атомного проекта, являются те транснациональные корпорации,, которые добывают углеводородное топливо.

2. Разумеется, на Земле существуют техногенные экологические проблемы. То, что эта конкретная CO2-проблема – вымышлена, не отменяет реальных проблем. Например:
– Загрязнение мирового океана нефтепродуктами и пластиковыми отходами.
– Локальное загрязнение регионов добычи ископаемого сырья.
– Разрушение локальных экосистем при лесозаготовках, и при культивации почв.
– Экологически-опасные методы массовой добычи морепродуктов.

Но, видимо на Высоком Международном Уровне выгоднее бороться с вымышленными проблемами на основе лженаучных теорий и фальшивых данных.

Антинаучность всей этой «парниковой теории» уже общеизвестна. Но ещё в 2010 году назад разбил в интервью еженедельнику «2000» киевский учёный доктор геол.-минер. наук, академик Украинской нефтегазовой академии, лауреат Государственной премии Владимир Геворкян.

Владимир Геворкян.

СО2 бояться — леса не видать

Геворкян возглавляет Отдел литологии Института геологических наук Национальной академии наук Украины. Вы спросите, какое отношение литология — наука об осадках и осадочных породах — имеет к вопросу изменения климата? Да такое, что благодаря составу осадков ученые могут судить о климатических условиях прошлых эпох. В том числе и тех, когда периодические глобальные потепления происходили без какого бы то ни было участия человека. Хотя бы по той простой причине, что человек тогда еще не появился.

— Владимир Христофорович, сегодня каждый старшеклассник знает, что даже на протяжении жизни homo sapiens бывали ледниковые периоды, сменявшиеся межледниковьями. Выражаясь современным языком, за глобальными похолоданиями следовали глобальные потепления. Доисторического человека в этом пока еще обвинять не додумались. Но что же тогда давало переизбыток углекислого газа — главного фактора потепления?

— Теория о том, что главный виновник потепления — СО2 (двуокись углерода, или углекислый газ, или, по-старому, угольная кислота), не нова. Еще в 1907 г. нобелевский лауреат, химик Сванте Аррениус выдвинул гипотезу о том, что наступление ледниковых периодов обусловлено изменением прозрачности атмосферы вследствие изменения содержания СО2, в наше время постоянно увеличивающегося в результате деятельности человека. Но еще Владимир Вернадский, анализируя Аррениуса, пришел к выводу, что «…причины появления ледниковых периодов гораздо более сложны, и колебания в содержании угольной кислоты явно не могут их объяснить».

Тем не менее представления Аррениуса обрели «второе дыхание» в конце прошлого века как обоснование деятельности Киотского комитета. В Киотском протоколе главной причиной глобальных изменений климата уже прямо названа антропогенная деятельность. В последние годы высказываются даже мнения, что из-за роста населения планеты к причинам глобального потепления следует относить… физиологические процессы человека.

— Ну это уж совсем экзотика. Мы, конечно, химии потребляем все больше и больше, но способны ли производить в итоге весь комплекс парниковых газов? А ведь именно они — CO2, CH4, гидрофторуглеводороды, фторорганика, N2O, SF6 — в 1992 г. были названы основными виновниками глобального потепления в Рамочной конвенции ООН об изменении климата.

— И в том же 1992 г. официальный орган Всемирной метеорологической организации — World Climate News уже писал, что влияние СО2, СН4, С1, F(СН) и N на парниковый эффект совершенно не доказано систематическими наблюдениями. В то же время целиком игнорировались наблюдения югославского астронома и геофизика Милутина Миланковича, показавшего, что древние оледенения совпадают по времени с периодическими зменениями эксцентриситета орбиты Земли.

Пулковские астрономы пошли еще дальше и обнаружили связь кратковременных изменений климата внутри ледниковых периодов (ледниковых эпох и межледниковий, более коротких холодных стадий и интерстадиалов) с вековым и даже 11-летним циклами солнечной активности.

Как видим, проблема комплексная. Я же как геолог могу осветить лишь геологический ее аспект — в частности, предложить обоснование закономерностей, выявленных Миланковичем, но предвиденных еще Вернадским.

Холодное дыхание потепления

– Наш великий соотечественник в свое время предложил термин «газовое дыхание планеты», подразумевающий поступление в верхние оболочки Земли глубинных газов. Это, по Вернадскому, естественный процесс, пульсирующий во времени и зависящий, кроме всего прочего, от космических факторов.

Каким образом Земля «дышит»? Она «трещит» по зонам разломов. Последние оживают за счет космических явлений. Например, приближается к нам Юпитер. Масса его достаточно велика, чтобы вызвать гравитационные смещения на нашей планете. А добавьте сюда положение относительно Солнца, процессы, идущие на нашем светиле, парады планет! Существует такое понятие, как галактический год, — период, за который Солнечная система совершает оборот вокруг центра Галактики. Точное значение этой величины неизвестно (оно зависит от скорости движения нашей системы и расстояния до центра Галактики), но примерно 200 млн. лет. Когда Земля ближе к центру Галактики, внутри планеты действуют силы сжатия. Но каждые 200 млн. лет Земля оживает и начинает трещать. Сейчас как раз то время, когда Земля живет своей собственной жизнью. Отсюда повышенная частота землетрясений и проявлений вулканизма.

Собственно, когда наш институт занимался изучением грязевого вулканизма и подземных газовых факелов на дне Черного моря — т. н. «холодного дыхания Земли» (об этом в «2000» писал академик Е. Шнюков «Газа — море. Чем бы зачерпнуть?», № 27—28 от 9 — 15 июля 2010 г. — Д.С.), — у нас с Юрием Гавриловичем Чугунным (ныне академиком Нью-Йоркской академии наук) и возникла идея изучения баланса СО2 в атмосфере планеты.

Подсчеты (в т. ч. и данных, полученных коллегами во всем мире) показали, что ежегодно наземная и подводная растительность извлекает из гидросферы и атмосферы 647 млрд. и 726 млрд. т диоксида углерода соответственно. За счет разложения органики в атмосферу возвращается всего лишь 424 млрд. т, а в океан — 571 млрд. в год. Т. е. в год необратимо извлекается (попросту уничтожается) почти 380 млрд. т СО2!

Но ведь углекислый газ — основа жизни на Земле. Следовательно, если бы он не пополнялся, мы бы с вами давно погибли в кислородной атмосфере.

Именно газовое дыхание планеты стабилизирует содержание углекислоты в количествах, обеспечивающих развитие жизни, в частности растительности. Конечно, темпы поступления СО2 бывают такими высокими, что растительность не успевает сразу все потребить. Тогда-то и начинает сказываться действие парникового эффекта (судя по составу некоторых геологических горизонтов, бывали в истории Земли периоды, когда содержание СО2 превышало нынешнее в 2—6 раз). Но переизбыток углекислоты приводит к ускоренному (пусть и «запоздалому») росту зеленого покрова.

Растения с некоторым инерционным опозданием начинают разрастаться и постепенно забирают ее излишек.

Собственно, это мы наблюдаем сегодня — потепление привело к тому, что в конце 90-х тайга двинулась на тундру, но в самые последние годы этот процесс затух. Значит, парниковый эффект снижается. Отсюда можно предположить, что следующее десятилетие не будет таким жарким (что мы сейчас и наблюдаем, — Д.С.). Можно даже прогнозировать, что уже эта зима будет куда более суровой, чем предыдущие.

О том же говорят грамотные климатологи. Результаты исследования подвижности атмосферы, проведенного Вазирифой Мартазановой — ведущим научным сотрудником Украинского научно-исследовательского метеорологического института, показывают, что потепление окончилось.

— Насколько я понимаю, мы входим в некую холодную подстадию в пределах большого голоценового межледниковья. Но если это так, какова все же была роль антропогенного фактора в уходящем потеплении? Ведь Вернадский называл уже современного ему человека одним из основных геологических факторов новейшего времени. По крайней мере короткая деятельность homo sapiens сопоставима с природными процессами протяженностью в сотни миллионов лет. Так почему же влиянию «человека постиндустриального» не быть еще большим? Каков вклад антропогенного СО2 в «природные» 380 млрд. т «дыхания планеты», восполняющих дефицит углекислоты в атмосфере?

— Человек, безусловно, фактор в определенной степени геологический, но, благо дело, пока еще не климатический. Упомянутые вами 380 млрд. т СО2 — лишь минимум, обеспечивающий баланс. Но причиной последнего потепления явилось значительное превышение этого минимума. На сколько именно, можно говорить только ориентировочно. Болгарские ученые подсчитали, что с одного поля из 6 газовых факелов (газовые фонтаны, бьющие со дна моря. — Д.С.) у их побережья испускается 132 млн. т CO2 в год. А таких полей, только разведанных в Черном море, 300! Но это уже порядка 40 млрд. т в год, т. е. 1/10 часть всего мирового дефицита СО2. А сколько по всему миру таких зон! Плюс активизация более известных нам вулканов магматических.

Для сравнения — человечество продуцирует всего лишь 5—6 млрд. т СО2 в год. Вы представляете, какой это мизер в мировом балансе, когда только зерновые сельхозкультуры (особенно рис) забирают 40 млрд. т СО2 в год. О каком антропогенном влиянии может идти речь?! А на Шпицбергене сады уже цвели

— Не боитесь, что вы лишите экологов хорошего куска масла на хлеб?

— Ну, во-первых, «кусок хлеба» для них всегда найдется, ведь ни в коем случае нельзя отрицать локального влияния выбросов СО2 в мегаполисах — от деятельности промпредприятий, автотранспорта и других техногенных факторов. Это в мировом масштабе СО2 благоприятен для биосферы, а в атмосфере городов он никак не нужен. Мы же вместо того чтобы бороться с загрязнением атмосферы, уничтожаем растительность — естественный фильтр и главный поглотитель избыточного углекислого газа. Обратите внимание, какая буйная флора всегда вдоль дорог. А чуть в сторонке такой активности не наблюдается. Вот вам наглядное подтверждение регулирующей роли биосферы. Так, только одно дерево потребляет более сотни килограммов СО2, одновременно извлекая из атмосферы и тяжелые металлы.

Поэтому уничтожение растительного покрова в пределах мегаполиса в угоду строительному буму является преступлением против его жителей.

— Но лично я не видел ни одного гринписовца или партийно-зеленого протестанта, высаживающего зелень в пределах киевских новостроек. Они решают «глобальные проблемы». Например, лоббирования тех же киотских решений.

— Если бы деятельность Киотского комитета была направлена на создание экологически чистых технологий, она заслуживала бы всеобщего признания.

Но попытки навязать человечеству проекты борьбы с естественным процессом потепления климата, заменив его «парниковым эффектом промышленных газов», не имеют ничего общего с пониманием проблемы. Ни в Киотском протоколе, ни в решениях последующих конференций не раскрывается реальная ситуация в соотношениях природных и антропогенных поступлений углекислого газа — наиболее подвижного компонента атмосферы и гидросферы. Игнорируются данные о кругообороте углерода, естественных потоках, производителях и потребителях.

— То есть вопрос упирается в банальный непрофессионализм «профессиональных» экологов?

— Боюсь, для решения поставленных им задач научное образование не требуется.

— Вы имеете в виду сдерживание роста индустрии развивающихся стран путем введения квот на выбросы промышленности? США-то Киотский протокол не подписали.

— Других объяснений я не нахожу. Зато это прекрасно объясняет тиражирование очередного псевдонаучного ужастика о «катастрофических последствиях глобального потепления». А ведь еще в 60-е годы было доказано, что в отдельные эпохи в атмосферу планеты могли поступать не миллиарды тонн СО2, а на семь порядков больше! Но почему-то тысячами насчитываются именно публикации на тему «повышения уровня океана на 70—120 м, ведущего к затоплению многих островных государств и прибрежных районов, гибели значительной части животного и растительного мира, ревращения целых регионов (в т. ч. южных областей Украины) в пустыню».

Как делают заключение некоторые эксперты, главным образом американские, «последнее обстоятельство может способствовать возникновению конфликтных ситуаций в борьбе за ресурсы питьевой воды» (естественно, предотвратить их способны только миротворцы во главе в США). Но и это не все: «таяние арктического и антарктического льда вызовет изменение структуры и направленности океанических течений, а охлаждение Гольфстрима приведет к понижению среднегодовой температуры в Северной Америке и Европе на 15°С».

А ведь на самом деле за последние примерно 1,6 млн. лет климат по крайней мере дважды (7—3 тыс. и 120—130 тыс. лет назад) был теплее нынешнего на 2—3°С. Весьма жаркие климатические условия существовали на планете в карбоне, в верхнемеловую эпоху. И что характерно, при глобальных потеплениях Арктическое и Антарктическое оледенения не сокращались, а разрастались (при этом уровень Мирового океана, вероятно, понижался). Но затем благодаря повышенной концентрации СО2 лес завоевывал Арктику (свидетельством чему — угольные месторождения на Шпицбергене) и даже Антарктику.

— Но, может быть, это всего лишь свидетельства изменения оси вращения Земли, о чем выдвигают предположения некоторые исследователи?

— Последние 3 млрд. лет положение оси Земли не менялось. Колебания, конечно, могли быть (за счет тех же космогенных факторов). Но незначительные. Попробуйте изменить положение оси волчка. А Земля — «волчок» такой массы!

Угольные пласты — не единственные свидетельства безвозвратного накопления СО2. Есть также и известняки карбона, и мелового периода. Дело в том, что повышение содержания диоксида углерода в морской среде способствует росту биомассы теплолюбивых карбонатпродуцирующих организмов, главным образом простейших. С периодами похолодания связывается уменьшение количества потребляемого СО2 и соответственно понижение продуцирования карбоната кальция, выпадающего в осадок главным образом в виде скелетных остатков фораминифер (отряд простейших класса корненожек). При этом начинают расти (и затем откладываться в осадках) кремнистые организмы.

Увы, в поисках сенсаций СМИ идут на поводу у мастерски сочиненной мифологии. Серьезные исследования, раскрывающие сложность проблемы и как минимум указывающие на невозможность однозначного ее решения, остаются вне поля зрения журналистов, так как в них нет «жареного». Поэтому позвольте еще раз поблагодарить «2000» за то, что вы предпочитаете качественно иной подход.

Бесноватая Грета Тунберг расстроена – глобальное потепление отменяется.

Вот такое интересное интервью. О том же говорят грамотные климатологи. Результаты исследования подвижности атмосферы, проведенного Вазирифой Мартазановой — ведущим научным сотрудником  научно-исследовательского метеорологического института, показывают, что потепление окончилось.

—  Мы входим в некую холодную подстадию в пределах большого голоценового межледниковья!

Кстати, похоже многие уже забыли как в начале XVIII века был малый ледниковый период, связанный с уменьшением на 2 – 3% энергии Солнца…

В истории человечества неоднократно бывали и похолодания, и потепления. Но катастрофой для человечества неизменно оказывалось именно похолодание.

Климатическая катастрофа 536 г. вбила кол в гроб Римской империи. Голод 1315—1317 гг. и последовавшая за ним чума 1348 превратили Европу в кладбище.

То, что катастрофа – это именно холод, человек прекрасно интуитивно чувствует. У Джорджа Мартина человечеству, к примеру, угрожает Долгая Зима. А вовсе не Долгое Лето. Суметь продать увеличение осадков и удлинение вегетационного периода -потепление, как Страшную Опасность – это ж надо суметь! С помощью СМИ можно создать что угодно в этом мире и не важно, будет реально этот фантом существовать или нет – это вопрос веры, как и в любой секте.