Мировая закулиса

Россия под управлением США. Приватизация 90-х

07.07.2021

Очень интересное интервью Владимира Полеванова 2018 года про приватизацию, проводимую в России в 90-е. Советники, о которых он говорит, и сейчас работают в российских министерствах и ведомствах. Они составляют России бюджет, пишут законы и осуществляют контроль. Когда МВФ в мае 2017 года порекомендовал увеличить возраст выхода на пенсию в России, Путин взял под козырёк, хотя до этого божился, что не будет подъёма пенсионного возраста, пока он жив. Хотя, если его заменяют двойники, то он своё слово, получается, сдержал.

Приватизация — это узаконенный механизм контрибуции, когда победитель после победы в холодной войне забирал себе трофеи. Все конкурентные предприятия были уничтожены, а всё ценное вывезено. Кроме того, победитель установил колониальную систему управления в виде оккупационной конституции, согласно которой Россия до сих пор платит дань победителю природными ресурсами через механизм эмиссии.

Россия, как колония благодаря управлению Путина, стала богаче по сравнению с 90-ми, но при этом увеличилось и количество выплачиваемой дани, так что хозяин тоже остался доволен. Можно вспомнить ту же ситуацию Кудриным, лучшим министром финансов по мнению США, который 100 миллиардов долларов (Стабфонд) отправил в американские банки, чтобы поддержать экономику США и её финансистов вместо того, чтобы вкладывать в свою страну.

После прихода Обамы к власти, глобалисты взялись за переформатирование мира, а точнее его уничтожение, чтобы построить новый — без государств с управлением через ТНК и электронным концлагерем, поэтому начались и попытки уничтожить Россию. В настоящее время им удалось только остановить процесс восстановления России. С революцией дело забуксовало, люди ещё помнят 90-е, а у сопляков и старой демшизы, собирающихся на митингах, силёнок маловато. Тем более в ту среду внедрено много агентов Кремля, аккуратно сливающих протест.

Приход к власти в России новой «элиты» во главе с Борисом Ельциным и развал Советского Союза в декабре 1991 года и правящие круги в США восприняли, как исключительно благоприятный факт для реализации идеи мировой «американской империи».

Правительство Ельцина консультировали более 300 американских специалистов, в том числе и сотрудники ЦРУ. Несметные народные богатства Советского Союза были проданы за бесценок, украдены и вывезены за рубеж – в основном в Америку. Это типичный сценарий для колоний, где прошли «цветные революции», только в России можно было грабить много и долго. Украину разграбили и провели прихватизацию Абрамовичуса по тому же сценарию недавно, пока массовка скакала с кастрюлями на голове на Майдане в националистическом угаре, обвиняя по американским методичкам во всех бедах Россию.

Советник президента США Билла Клинтона Стоуб Тэлбот, не смущаясь, писал: «США купили СССР по ценовому соотношению «копейка за рубль». По собственному признанию российских экономистов Анатолия Чубайса и Егора Гайдара они «не думали о цене государственной собственности, потому что хотели поскорее избавить страну от отсталого наследия социализма». Автомобильный завод имени Лихачёва в Москве (знаменитый ЗИЛ) продавали за 130 миллионов долларов, но казна получила 13 миллионов.

По состоянию на 1990 год в Российской Федерации работало более 30 тысяч промышленных предприятий, построенных в эпоху СССР. После приватизации их осталось в шесть раз меньше. Наибольший ущерб был нанесён при проведении залоговых аукционов. Аукционы проводились по коррупционным схемам. Руководителей заводов подкупали, шантажировали, а тех, кто не соглашался могли и убить.

В результате приватизации 90-х годов Россия по развитию экономики оказалась отброшена к уровню 1975 года и потеряла полтора триллиона долларов. Экономист Джеффри Сакс писал: «Мне кажется, российское руководство превзошло самые фантастические представления марксистов о капитализме. Они сочли, что дело государства — служить узкому кругу капиталистов, перекачивая в их карманы как можно больше денег и поскорее. Это злостная, предумышленная, хорошо продуманная акция по перераспределению богатств в интересах узкого круга людей»

Но не все российские специалисты во власти поддавались такому мощному западному воздействию. Одним из тех, кто пришёл во власть в 90-е был Владимир Полеванов. Доктор геолого-минералогических наук и советник министра природных ресурсов Российской Федерации в наше время, с 1993 года возглавлял Амурскую область – центр золотодобычи в России.

В 1994 году Владимира Полеванова пригласили на пост руководителя Государственного комитета России по управлению имуществом. В руках Владимира Полеванова оказались главные рычаги управления процессом приватизации в огромной стране.

Однако, спустя всего 70 дней после начала работы, Владимир Полеванов был уволен. Что же произошло в этот период в России, в мире и в самом российском правительстве? Об этом Владимир Полеванов и рассказал в программе арабской редакции RT «Россия под управлением США. Пугающее свидетельство бывшего вице-премьера России».

Я его интервью с сокращениями публикую, выбрав самые интересные места.

– Владимир Павлович, здравствуйте!

– Добрый день, Халид.

– В каком состоянии находилось Госкомимущество, когда Вы получили должность его главы? Можно ли было заниматься реформами по приватизации с помощью этой структуры? Или этот специально созданный комитет не выполнял своих задач? Что Вас поразило больше всего, когда Вы пришли на эту должность?

– Меня больше всего поразило то, что в Государственном комитете по управлению государственным имуществом, как он назывался, не было ни одного отдела по специализациям. То есть, управлять имуществом никто не собирался!

– А чем тогда там надо было заниматься?

– Предусматривалась ускоренная приватизация в стране и любой ценой. Я это сразу понял и буквально в течение недели убедился в том, что такая приватизация, практически, приведёт к уничтожению страны.

– То есть, если бы такая приватизация продолжалась и дальше, то она бы неминуемо привела бы страну к концу?

– Приведёт к уничтожению страны! И эта же приватизация заложила в экономике мины замедленного действия, которые, как мы сейчас видим, срабатывают и наносят вред до сих пор. Эти мины надо было демонтировать обязательно.

– А кто тогда этим процессом управлял?

– Чубайс.

– Один, единолично?

– Нет. С помощью американцев… Этими американцами были 35 советников, которые работали в российском ведомстве и определяли, что, как, и на каких условиях надо приватизировать.

– То есть, они работали с Анатолием Чубайсом?

– Да. И после его ухода с поста, они при нём же и остались.

– Это означает, что 35 американских советников работали с главой Госкомимущества?!

– Да. Конечно, вместе с американскими сотрудниками работали и российские советники. Возглавлял эту группу кадровый разведчик США Джонатан Хэй.

– Вот тут важно. Значит, возглавлял эту группу из 35 советников, кадровый…

– … разведчик Джонатан Хэй! И вот это поразило меня больше всего!

– А что, об этом не знали?

– Знали все.

– Как же так?!

– Дело в том, что тогда игнорировались даже некоторые распоряжения Генеральной прокуратуры. У меня есть отчёт начальника отдела по надзору в сфере экономики Генеральной прокуратуры Сергея Верязова. Он написал в этом документе, что вопреки распоряжению правительства и президента были приватизированы российские порты, которые нельзя было приватизировать! Мы потом вынуждены были их национализировать.

– Возвращать?

– Обратно. В этом же отчёте было написано о том, что проводилась даже приватизация оборонной отрасли! Это вообще представить сложно! И при этом запреты Генпрокуратуры игнорировались.

– А это Анатолий Чубайс пригласил на работу этих американцев?

– Конечно. Либо Чубайсу настоятельно посоветовали их нанять. Разницы уже нет.

– То есть, Вы имеете в виду, либо их навязали, либо он сам пригласил?

– Скорее всего, навязали, я думаю, сам он не мог. Конечно, сам он и не мог нанять 35 американцев во главе с офицером ЦРУ. Именно это и было для меня самым поразительным. В Госкомимуществе всеми командуют американцы, никто не хочет управлять имуществом и никто не хочет знать, сколько у страны имущества! Я первым же делом приступил, но, естественно, не успел, к составлению каталога зарубежного имущества России. Это же был гигантский объём.

– Зарубежное имущество уже бывшего Советского Союза?

Бывшего Советского Союза, да! Это имущество стоило триллионы долларов, с учётом земли, зданий, построек. Ничего этого не было учтено, хотя новая власть существовала уже больше года. А если считать с 1991 года, то она существовала уже четыре года. Тем не менее, такая примитивная мысль, как провести учёт и составить реестр зарубежного имущества, чтобы потом распоряжаться им нормально. Имущество не учитывали, и оно приносило прибыль кому угодно, но только не Российской Федерации. Американцы, которые были советниками у Чубайса, всё время подгоняли процесс, и приватизация шла стремительными темпами. Это мне было совершенно непонятно.

– И всё же, было ли ещё что-либо, что стало для Вас самым удивительным из того, что было сделано до Вас? Что было самым вопиющим фактом?

– Самым вопиющим было разрушение нашей оборонной промышленности. Оно шло целенаправленно.

– А что Вы имеете в виду под разрушением? Что конкретно?

– Я имею в виду, что практически на всех наших закрытых оборонных предприятиях 10% акций имели американские, либо НАТОвские предприятия.

– В Советах директоров?

– В Советах директоров. И, практически, каждый из этих американцев знал, что и как производится на этих предприятиях. Даже на заводе «Компонент» ракетно-космической отрасли, который на 97% выполнял заказы Генштаба, работали американцы.

– То есть, им достаточно было купить 10% акций, для того, чтобы вмешиваться?

– Да! Но покупка акций была под запретом. И тогда американцы стали создавать там дочерние предприятия …

– В том-то и вопрос, как такое вообще разрешалось?!

– Разрешалось! На это наша сторона закрывала глаза и на правах владельцев дочерних предприятий они входили в Советы директоров. В те годы мы, практически, не были суверенной страной.

– Я хочу осмыслить всё это, чтобы понять механизм. Значит, американцы, понимая, что они юридически не могут напрямую купить наши предприятия, начинали создавать…

– Совместные предприятия…

– Как бы пророссийские…

– Работающие в России

– … выкупали 10%, как минимум.

– 10 %! Как минимум. И всё! На этой основе, это пророссийское предприятие входило в Совет директоров.

– И они получали доступ ко всем секретам, и ко всем технологиям, которые были.

– Да.

– Хорошо. У меня есть те документы, которые Вы мне присылали. Например, письмо Генерального прокурора. Точнее, исполняющего обязанности Генпрокурора России Алексея Ильюшенко

– Именно. О разбазаривании госсобственности.

– Письмо начальника отдела по надзору за исполнением законов в сфере экономики Сергея Верязова. Все они огромное количество писем писали на имя премьер-министра Виктора Черномырдина?

– Да. Так.

– Сообщая, что на самом деле происходит разрушение оборонной промышленности.

– И распродажа госсобственности.

– И что доступ к секретности, который надо охранять никто не сохраняет.

– Да.

– Ведь десятки лет американская разведка тратила силы на то, чтобы хотя бы приблизиться к нашим военным секретам…

– А тут вдруг получила сразу всё.

– Доступ ко всем тайнам для них просто открыли…

– Более того…

– Вы знаете, это мне просто напомнило программу, которую мы делали о 1945-м годе, когда Советский Союз направлял на оккупированные германские территории своих специалистов, чтобы найти немецкие технологии по ракетам ФАУ-2. Это была сложная работа. А Россия 90-х всё это отдала просто так.

– Абсолютно!

– Это был капитулянтский сценарий действий.

– Безусловно.

– Как будто мы действительно капитулировали перед западной разведкой.

– Мы и капитулировали. Более того, сам президент Ельцин заявлял, что России и армия не нужна!

Бункер Сталина в Москве даже был приватизирован и превращён в ресторан. Я когда об этом узнал, у меня был просто шок.

– Я когда это изучил, у меня, правда, шок был.

– Шок был у всех. Поэтому мы и были, практически, капитулировавшей страной. У меня было письмо за подписью Евгения Примакова, который тогда руководил Внешней разведкой и за подписью руководителя ФСБ того периода.

– Сергей Степашин, по-моему, был тогда.

– Да, Евгений Примаков и Сергей Степашин. Они писали о том, что американские, так называемые, партнёры, проводят массовое анкетирование директоров российских оборонных предприятий под видом выбора кандидатов для инвестиций. Директора отвечали на сотни и сотни вопросов и в странах НАТО накопили настолько гигантский объём данных, что создали специальное подразделение, чтобы адаптировать данные об оборонной продукции к западным стандартам. Но это ещё не всё. В структуры НАТО вызывали российских специалистов программирования, оплачивая им эти поездки, чтобы эти специалисты сами адаптировали русские данные к НАТО-вским стандартам.

– И я так понимаю, что они получили всё это, практически, за бесценок?

– Просто бесплатно.

– Вы пишете также о том, что те предприятия, которые стоили несколько миллиардов долларов, приватизировали за пять миллионов долларов, да ещё и с рассрочкой на 20 лет!

– Практически, в те, 90-е годы прошлого века, приватизация 50 процентов промышленности такой гигантской страны, как Россия, уложилась всего в один триллион рублей.

– Это сколько будет в долларах? Семь-восемь, по-моему, Вы писали? Семь-восемь миллиардов.

– Около этого.

– При стоимости около четырёхсот-пятисот миллиардов…

– Да! В то время, как такая страна, как Венгрия, которая приватизировала 30% своих предприятий заработала больше. То есть мы всё отдавали даром.

– Венгрию и Советский Союз даже не сравнить. Разный масштаб!

– Раздача собственности шла за бесценок! Более того, в своей докладной по текущей ситуации я писал, что почти в 150 раз были занижены цены ваучеров. Ваучеры – это ценные бумаги о приобретении доли государственного имущества, должны были стоить в России не десять тысяч рублей по деньгам того периода, а самое малое — полтора миллиона рублей, даже два. В те годы люди продавали свои ваучеры за ту сумму, на которую можно было купить бутылку водки или пару килограммов сахара. А если бы ваучер стоил два миллиона, согласитесь, каждый бы получил возможность на серьёзную долю государственной собственности и мог бы разумно ей распорядиться. Её бы никто за сахар не продавал.

Анатолий Чубайс лжёт, когда говорит сейчас, что им было всё равно, как приватизировать, и что главной была задача, как можно быстрее раздать государственную собственность, чтобы «вбить гвоздь», как он пафосно говорит, «в крышку гроба коммунизма».

– Он ещё говорил, что «мы «сломали россиян», но навязали дикий капитализм в стране». То есть, он этим бравировал.

– Бравировал, да. На самом деле, приватизация была нужна для того, чтобы распродать собственность между своими людьми. И это было то, чего хотели американцы.

– То есть, все аукционы по продаже предприятий проводились между приближёнными Анатолия Чубайса?

– Приближённые Чубайса, полностью работавшие по указаниям американцев. Именно американцы устанавливали правила игры, поэтому всё лучшее из предприятий попадало к ним. Был период, например, когда 90% нашей металлургической промышленности принадлежало Западу, тогда же они пытались забрать все нефтяные предприятия.

– Как раз в период Вашей работы в правительстве происходили попытки?

– Да, да, именно тогда.

– Попытки металлургическую и нефтепромышленность приватизировать в интересах Запада.

– Почему компания ЮКОС была ликвидирована? Это было абсолютно правильно. ЮКОС уже был готов к продаже. Практически, Михаил Ходорковский был арестован за неделю до того, как собирался передать все активы ЮКОСА американцам. После этого вернуть акции российскому государству было бы намного сложнее.

– А тогда также происходило? То есть, российский владелец, которому всё это принадлежало, периодически…

– Периодически продавал акции Западу. И это, в принципе, недопустимо. Я специально проанализировал состояние дел по нефтяной промышленности в мире. Все нефтедобывающие страны без единого исключения имеют нефтяные компании в собственности государства. Норвегия, Ближний Восток, Венесуэла, практически все. У меня даже есть полный список. Единственное серьёзное исключение это США. Но, в США 85% нефти расположено на федеральных землях, что уже является ограничением для владельцев. За нефтяными компаниями следят три совершенно разных подразделения.

Министерство внутренних дел, Служба по ценным бумагам и Министерство горной промышленности. Компании обложены жёсткими ограничениями. И этим они отличаются от наших государственные компаний, которые таких ограничений не имеют. В частности, американская Служба по ценным бумагам требует от каждой частной компании доказательств существование запасов.

Эта служба проводит независимый аудит и если он её не устраивает, то Служба снимает с биржевых торгов все, без исключения, акции, и никаких поблажек в этом случае не бывает. И не меньшие требования к нефтяным компаниям предъявляет тот штат, на территории которого эта структура располагается. По сути, компания получает максимум 10-12% прибыли и счастлива этому! Счастлива, что ей дают работать и не ликвидируют.

Поэтому, нефть – это главное достояние. Уж насколько слабым был Алжир, как освободился от колонизаторства Франции, но первым действием провёл национализацию промышленности.

– Да и Ливия тоже национализировала…

– И Ливия, да. Почему Венесуэлу сейчас терроризируют? Потому что Венесуэла входит в пятёрку крупнейших стран нефтяных мира, и она тоже национализировала свою промышленность.

– Но постепенно американцы всё себе присваивают. В Ливии забрали, в Ираке забрали.

– В Ливии и в Ираке это им удалось, а Венесуэла держится.

– Хотят в Иране вернуть своё влияние.

– В Иране не выйдет!

– Не выйдет. Но в Венесуэле вполне вероятно, что выйдет.

– Венесуэлу вполне могут американцы додавить. Иран – нет. Иран – это сверхконсолидированная страна, с устойчивой идеологией, с сильной армией, хорошим географическим положением.

– Вы понимали, каким будет Ваше пространство для манёвров? Я, почему спрашиваю о манёврах. Вы писали в своих статьях, что «Чубайс продолжал опекать Госкомимущество».

– Да!

– Несмотря на то, что Вы уже являлись главой этого ведомства?

– Именно.

– То есть, он продолжал курировать своих, так сказать, «коллег», не давал уволить 35 американских советников? Я правильно понял?

– Он пытался.

– Получается, Вы их всё равно уволили в результате?

– Я уволил американских советников в течение дня. Это произошло так. Меня на новой должности охраняло военизированное подразделение партии «Демократический выбор России».

– Вы имеете в виду лично Вас? Или здание «Госкомимущества»?

– Здание «Госкомимущества». Партия была организована Анатолием Чубайсом и Егором Гайдаром. Так вот, бойцы охраны этой партии не выполнили мой приказ – забрать у американцев пропуска. Более того, проникли, например, в компьютерный центр и забаррикадировались там.

– Но они же непроизвольно это делали? Кто-то ведь должен был давать им указания?

– Указания могли поступать от многих. От моих заместителей, например, от Петра Мостового, Альфреда Коха, Максима Бойко и других.

– Вашими заместителями остались люди Чубайса?

– Я не мог их уволить. Я заставил только Альфреда Коха уйти по собственному желанию. Единственного. Потому что он, по сути, уничтожал оборонную промышленность. Когда мне сообщили о его действиях, я вызвал его и уволил…

– Это касалось передачи американцам 10% акций оборонных предприятий?

– Да, это была его инициатива, он эти факты скрывал ото всех. Я, действительно, заставил его. Он испугался и написал заявление об уходе. Я сказал ему, что просто «сотру его в порошок», если он продолжит свою работу. Не знаю как, но я сделал бы это и Кох в это поверил.

– И американцев тоже уволили.

– Американцев я тоже выгнал. После этого я поменял охрану партии Чубайса на обычную службу охраны милиции. Эта охрана обошлась нам в три раза дешевле. После этого я забрал у американских советников пропуска, после чего уволил всех. Меня тут же объявили врагом цивилизации, врагом российско-американских отношений, врагом прогресса и рыночных реформ. Хотя, я всего-навсего восстановил юрисдикцию России над её же собственным имуществом.

В 90-е годы, многие директора предприятий говорили мне так: «У нас было такое ощущение, что нам конец. А когда Вы возглавили Госкомимущество у нас, как будто, появился глоток свежего воздуха. Мы поняли, что не всё еще потеряно».

– Вы каких руководителей имеете в виду?

– Глав предприятий.

– Это руководители тех 500 бывших советских предприятий, на строительство которых были потрачены десятилетия и на это работал весь Советский Союз, миллионы людей! И вот эти 500 крупнейших предприятий, в том числе военных, распродали всего за шесть-семь миллиардов долларов.

– За копейки. Да!

– И которые стоят просто триллионы долларов уже по нынешней цене.

– А я не дал приватизировать Тихоокеанский флот, который занимался поставками северным путём. Если бы его продали, все поставки были бы прекращены. А это жизнь для Чукотки.

Я вернул флот нашей стране. Потом я приостановил приватизацию алюминиевых заводов. Ведь алюминий, с точки зрения энергетики, это и альтернатива электричеству и хороший химический аккумулятор.

– К тому же Советский Союз был одним из лидеров по производству алюминия.

– Да. Что ещё было сделано. Я лишил своих заместителей – ставленников Чубайса права подписи всех документов. Анатолий Чубайс периодически звонил мне после этого и скандалил. Требовал немедленно вернуть на работу американских советников.

– Но зачем?!

– Он мне не объяснял. Но я, как человек дисциплинированный, просил письменный приказ.

– Вы так ему и говорили?

– Да. На любое требование по телефону я сразу же отвечал тем, что мне нужен письменный приказ. А письменный приказ Чубайс отдавать не хотел. Документы с подписями – это уже доказательство действия, это неоспоримый факт приказа. И он бы очень быстро поплатился бы за это.

– То есть, его приказы по телефону были безосновательны? Может быть, он говорил, что американцы как-то помогут. Или что-то другое?

– Нет. Нет! Без всяких обоснований. «Так надо». Да. А надо кому? Естественно, американцам. Поэтому я и запретил подписывать бумаги кому либо, кроме меня. Все эти ставленники Чубайса пытались за моей спиной слать для губернаторов и директоров распоряжения. А ведь в регионах их распоряжения были равны моим, они же не знали, что происходит внутри департамента!

– Поэтому все юридические и прочие вопросы Вы на себе замкнули?

– Абсолютно все!

– И Вам, по крайней мере, удалось приостановить какие-то процессы приватизации…

– Да.

– …которые могли бы привести к глобальной катастрофе…

– К глобальной катастрофе, да. И удалось обратить внимание на это.

– Я бы хотел зачитать несколько фрагментов из Ваших статей по экономике. Фрагменты касаются Джонатана Хэя и они меня просто поразили. Вы пишете: «Джонатан Хэй с помощью Анатолия Чубайса купил 30% московского электронного завода НИИ «Графит», единственного в стране разработчика графитного покрытия для самолётов-невидимок, аналогичных «Стелсам» США. После этого Хэй тут же заблокировал заказ наших военно-космических сил на производство высоких технологий. К тому же я отменил приватизацию Новокузнецкого алюминиевого завода, которой Чубайс тоже занимался». И Вы пишете об алюминиевом заводе, который стоил 3 млрд. и который хотели приватизировать за 5 миллионов…

– 5 миллионов! Именно!

– … на 20 лет в рассрочку. То есть, практически, даром. Но, понимаете, на что я обратил внимание. В этом случае речь не только о наживе или о получении секретов. Здесь идёт речь и об устранении конкурента.

– Точно!

– И это очень важная составляющая! Когда американский акционер блокирует российские военно-космические заказы на производство высоких технологий, при этом, акционер – бывший сотрудник ЦРУ…

– Не бывший, а действующий!

– Действующий?!

– Джонатан Хэй был действующим сотрудником разведки.

– Потрясающе… Тем более, действующий сотрудник ЦРУ! Внедряясь в технологии исторического противника, он устранял конкурента по производству самолётов-невидимок.

– Более того, этот самый институт «Графит» начал делать работы в интересах американцев для бомбардировщиков-разведчиков «Стелс». Джонатан Хэй добился того, что специалисты института и завода «Графит» начали работать на американскую промышленность! Предприятий этого профиля в мире было мало, и единственный в России, стал работать на США!

– С помощью появления этих дочерних американских компаний.

– Через дочерние компании, через подкуп директоров аналогичных предприятий они и действовали. Главы российских заводов и институтов активно подкупали в те годы. Им давали акции и давали прямое задание – развалить собственное предприятие. Потом можно было просто сказать: «Видите, предприятие совершенно не работает, оно не нужно государству, давайте его продадим».

– При этом российская контрразведка предупреждала наши власти.

– Да.

– Вы приводите примеры, когда специалисты контрразведки писали правительству: «Что вы делаете?! Американцы внедряются в наши технологии, у нас не осталось ни одного секрета, они все уже получены американцами!». Неужели никто не обращал на это внимания!?

– Да. Поэтому я и считаю, что мы были тогда побежденной страной. Мы, как будто платили контрибуции и репарации Западу, как положено побежденной стране. Мы платили своими секретами, платили развалом оборонной промышленности и просто платили деньгами, которые вывозились из страны в огромных количествах за границу. И поэтому Борис Ельцин считал, что у России теперь не может быть врагов, и теперь Россия даже армию может ликвидировать.

Вспомните, этот совершенно фантастический случай, когда Вадим Бакатин, якобы из благих побуждений, выдал секрет расположения прослушек в посольстве США в России!

– Это ещё при Горбачёве было, 5 декабря 1991 года

– И это, конечно, был полный маразм. Это преступление, за которое расстреливают.

– До сих пор мы не можем преодолеть технологическое отставание. Потому что в те годы нас сильно отбросило назад.

– Да, это было заложено в те годы. По сути, наша государственность была заминирована. Просто заминирована грядущими сложностями. Мины были заложены во все мыслимые и немыслимые основы российской государственности. Это касалось и морали, и оборонной промышленности, это касалось и…

– Банковской сферы. В те годы и был подписан закона о деятельности Центробанка, что было, фактически финансовой капитуляцией перед Федеральной Резервной системой.

– И если Россия будет развиваться, а она будет развиваться, то эти мины нужно ликвидировать. В обязательном порядке, иначе они взорвутся.

– Учитывая, что Анатолий Чубайс и сейчас работает, как Вы считаете, была какая-то тайная договорённость по его кандидатуре, когда Борис Ельцина покидал свой пост? О том, что Чубайс неприкосновенен?

– Наверное, была.

– Иначе нельзя объяснить тот факт, что он до сих пор работает на заметных должностях. Это просто феноменально. У меня даже слов не было, когда я это прочитал и даже остановился, не мог продолжать читать дальше. Но сейчас я продолжу о фактах продажи. «Фирма «Baldwin Enterprises Incorporated USA» через подставную фирму «BK Branswill» купила более 10% акций оборонного завода «Компонент», который на 87% из общего объёма выпуска своей продукции выполнял заказы Генштаба Вооружённых сил Российской Федерации»!

– Да. Я же говорю, это было разрушение страны и активное внедрение разведчиков США в заказы Генштаба России.

– И в Совет директоров, как Вы говорите, с этими 10% акций входят люди, которые …

– … работают на американскую разведку! В принципе, мы не имели независимости вообще. Мы были абсолютно разграбляемы и управляемы, если так выразиться по-простому. И, по сути, только с Мюнхенской речи Путина 2007 года как-то началось восстановление суверенитета России в своей внешней политике.

– Когда Вы начали чувствовать, что против Вас начинают действовать?

– Всегда. Особенно, когда Борис Ельцин на одной из пресс-конференций на вопрос журналистов: «Как Вы оцениваете работу Владимира Полеванова?», ответил: «Он не понял задач команды».

– Но, тем не менее, когда пришли на эту должность, к Вам стали приходить на приём западные послы.

– Пришло семь послов подряд. Я был неизвестной для них персоной, и они хотели выяснить, что я представляю из себя на самом деле.

– А послы каких конкретно стран приезжали?

– Из всех стран G7, без исключения. Первым был канадец, а последним американец.

– Они хотели понять, какой будет Ваша политика по приватизации?

– Они хотели понять, что я буду делать. Это раз. Они хотели знать, кто я такой – это два. И, третье, они хотели составить личное впечатление обо мне.

– И, наверное, можно ли с Вами договориться? Это – четыре.

– Конечно.

– Такое могло быть?

– И это тоже. Но я практически считывал информацию с их лиц и никаких данных, ни о чём им не предоставил. Я ведь не первый день был руководителем и поэтому точно понимал, для чего они приходят. Поэтому я вёл общие беседы о мире, о дружбе, о мировых ценностях, о рынке. Обычные вежливые слова. Даже о здоровье и других подобных вещах. О развитии жизни на планете Земля, в том числе. Я не допускал никакой конкретики. Дело в том, что мы тогда были всецело зависимы от Запада. Российская промышленность буквально была разрушена. За год падение производства составляло 40-50%, по разным отраслям. Мы потеряли много возможностей…

– Дефицит бюджета, насколько я помню, составлял, по-моему, 10-20 %?

– Больше. И то, что я продержался в Госкомимуществе хотя бы эти 70 дней, произошло благодаря только хорошему отношению ко мне Ельцина и моя искренняя работа в интересах страны.

Кроме того, тогда меня защищала даже Генеральная прокуратура. Она делала это, как раз потому, что тоже считала меня единственным чиновником, защищающим интересы страны в полном объёме и рискующим своими должностями, да и всем остальным, без сожаления. Вы правы, меня вполне могли устранить и физически. Поэтому специалисты Генеральной прокуратуры охраняли меня по всем правилам.

Служба охраны действовала согласно всем инструкциям и со всеми предосторожностями. Я не входил в лифт в одиночку, перед этим его обязательно проверяли. Я не входил один в номер гостиницы, где жил первые 20 дней своей работы в Москве.

Итак, убить меня не удалось, поэтому для моего увольнения были задействованы деньги…

– А, например, что было конкретно?

– Я, как вице-премьер, должен был каждый день принимать курьера с бумагами из Министерства иностранных дел. Он приносил мне ежедневные финансовые отчёты послов из стран Большой семёрки. Я смотрел их, расписывался, что ознакомлен и курьер уходил. Я не имел права даже какие-то копии выписать.

– А что было в документах?

– Сведения по кредитам, которые нам должны были дать. 18 января 1995 года посол России в США Юлий Воронцов написал на имя Бориса Ельцина письмо о том, что министра Владимира Полеванова необходимо срочно уволить. До того, как начнётся Всемирный экономический форум в Давосе. Юлий Воронцов уточнял: «Если проблема Полеванова к 25 января не будет решена, кредит в 6 млрд. долларов, который западные страны собирались выдать Российской Федерации, не будет выделен. Для решения технических проблем командируйте в Женеву министра иностранных дел Андрея Козырева, куда 22-го января должен прибыть Госсекретарь США Уоррен Кристофер». Практически, Борису Ельцину было приказано меня уволить. Слава богу, за 6 миллиардов долларов. А 6 миллиардов эквивалентны, я думаю, нынешним 30 миллиардам. Так что, меня уволили в обмен на то, чтобы эти деньги поступили в бюджет России. Увидев эти бумаги, я понял, что мне остались считанные дни.

– А без объяснений уволили?

– Без объяснений. Понятно было и так, что я мешал российско-американским отношениям.

– Вредили развитию российско-американских отношений.

– Я был в своё время самым популярным человеком на Западе. Мой пресс-секретарь как-то подготовил специальную сводку, где было подсчитано, что западные информационные агентства за неделю упоминали моё имя примерно 3 тысячи раз. Я своей работой нарушал все их планы! И если бы я остался ещё на месяц, то…

– Вы нарушали, в принципе, всю их систему по выкупу наших предприятий, чтобы они попали полностью под контроль Соединённых Штатов.

– Да. А я вывел эти планы из-под контроля американцев. На целые 70 дней Россия была самостоятельной.

– И это, конечно, по версии США, вредило российско-американским отношениям.

– Да!

– Потому что Вы мешали грабить крупные предприятия страны?

– Да. Я, скажем так, «соскочил с американского крючка», выражаясь рыболовецкими терминами. Да, и это естественно. В их глазах, мы уже, практически, были покорены и подавлены, с нами можно было делать что угодно. И, вдруг, появляется человек, который мешает их грабительской деятельности! Осталось только заявить на весь мир, что я разрушаю российско-американские отношения. Поэтому, совершенно закономерно я и был уволен. Правда, Борис Ельцин чувствовал, что неправ, поэтому перед увольнением он вызвал меня и сказал: «Понимаете, Вы работаете хорошо, но 6 миллиардов нам очень и очень нужны! Вы же знаете, что без этого нам никак…»

– Хорошо, тогда у меня такой вопрос. За 70 дней Вашей работы в Госкомимуществе, кто-либо пытался Вас подкупить?

– Конечно.

– Например?

– Приносили и забывали в кабинете кейсы с деньгами. Пытались договориться со мной по тому же принципу, по которому пытались решить вопросы с приватизаций в Амурской области. То есть, предлагали за бешеные деньги взятку в обмен на какие-то преференции. Но это было напрасно.

– А кто пытался это делать? Люди Чубайса?

– Анатолия Чубайса. Чубайса, конечно.

– По догадкам или точно знаете?

– По догадкам.

– А они конкретные проекты хотели с Вами продвигать?

– Конкретные. От меня же зависело абсолютно всё. Приватизация любого предприятия страны. Приватизация любого федерального здания в Москве и в любом другом городе.

– Послушайте, Вы могли стать миллиардером!

– Без сомнения! Когда меня назначали на работу Москву, я спросил: «Могу ли я найти работу для жены?». Спросил у Анатолия Чубайса, он же был инициатором моего назначения. Он рассмеялся в ответ и сказал: «Вам об этом никогда в жизни заботиться не придётся. Это Вам не понадобится».

– То есть, он полагал, что эти чемоданчики с деньгами Вы будете принимать, и поэтому всё у Вас будет в порядке?

– Да. Он открыто говорил, что может организовать мне чтение лекций, например, в Оксфорде. Там платили за лекции по 200-300 тысяч долларов в час. То есть, была масса механизмов зарабатывания лёгких денег таким вот путём.

– Я хочу процитировать Ваше высказывание, потому что оно меня немного шокировало. Вы пишете: «Когда я пришёл в Госкомимущество и пытался изменить стратегию приватизации в интересах населения страны, Чубайс заявил мне открытым текстом». Далее цитата. Я специально оговариваю, что это цитата. «Что Вы волнуетесь за этих людей? Ну, вымрет 30 миллионов?! Они не вписываются в рынок. Не думайте об этом. Новые вырастут».

– Да.

– «Новые вырастут»?! Вы ничего не преувеличили?

– Именно так.

– Он так все открытым текстом сказал?

– Да, он так и сказал!

– Вымрут 30 миллионов, вырастут новые?!

– Да, вырастут! Экономист Егор Гайдар нечто подобное тоже говорил. Есть у него слова на эту тему.

– То есть, никого не надо жалеть. Это естественная убыль. Умрут, так умрут. Пусть даже 30 миллионов. Это неважно?

– Именно. И Анатолий Чубайс в этом плане был человеком абсолютно безжалостным. Но в то время, в 90-е годы прошлого века, он устраивал всех. Устраивал американцев, для которых он работал и устраивал многих российских политиков у власти. Поэтому секрет его долголетия и в этом тоже.

Потому что по результатам всех реформ и перемен более позднего времени, Чубайса должны были отправить в почётную отставку, куда-нибудь послом в далёкую страну. А я бы вообще направил его в Соединенные Штаты Америки, чтобы он там провёл приватизацию. Чубайс с Трампом разрушили бы Соединенные Штаты за два года, честное слово.

– Ещё Збигнев Бжезинский сказал: «Надо ещё разобраться: это ваша элита или уже наша?»

– Да. Поэтому всё это и волнует наш народ. В 2018 году будет отмечаться столетие со дня распада России на 108 республик. К июлю 1918 года в России было 108 независимых республик, которые потом в результате многолетней Гражданской войны приходилось собирать большевикам. Поэтому, чтобы этого не произошло, приватизация должна быть изменена, как бы этого не хотелось.

– То есть, приватизация должна быть пересмотрена.

– Без вариантов. Например, в Германии я прочитал интересную статью о том, что частная собственность должна существовать только в той мере, в которой она решает государственные и социальные задачи. В 90-е же годы, частная собственность, которая, в общем-то, была сворована, государственных и социальных задач, не решала. Покупались яхты, как у президента США, покупались замки, которые сейчас будут конфисковать и так далее. То есть, бизнесмены 90-х были абсолютно никчемными людьми. Биомусор, как я их называю. Они вели разгульный образ жизни, получив в свое время за бесценок всё лучшее, что было накоплено страной.

– Бывший вице-президент Александр Руцкой говорил, что порт Находка продали за 150 тысяч долларов!

– Да, да, да! Поэтому частная собственность должна быть честной. В этой связи возможны два пути. Национализация и социализация собственности.

Необходимо, как я думаю, в обязательном порядке создать при торгово-промышленной палате, или неважно где, пусть при Администрации президента, комиссию по изучению итогов приватизации. Без вариантов. Счётная палата уже наработала гигантский материал, который спустя 10 лет, после моего доклада по теме приватизации, ясно показал, что приватизация тех лет в большинстве случаев была незаконной. И этого достаточно для пересмотра итогов.

Иначе страна не будет развиваться. Пересмотр итогов должен стать разминированием экономики Российской Федерации. Иначе мины прошлых проблем будут взрываться беспрерывно, усугубляясь той гигантской антироссийской компанией, которую ведут Соединённые Штаты Америки.

Зюганов высказался, что по Чубайсу скучает тюрьма.

*****

То что Запад раздирал Россию в 90-е на куски прихватизацией, пока население убавлялось стремительными темпами от сверхсмертности для меня не новость. Но в этом контексте смотрится весьма интересно ситуация, когда сейчас либеральная сволочь в СМИ, в интернете тявкает про «рашку-парашку», как тут всё плохо, какие плохие дороги, какой ужасный хамоватый народ, которого спустили в 90-е до животного состояния (я прекрасно помню рекламу гопнического образа жизни). Эта группировка это сделала под руководством иностранцев и теперь рассказывает русскому населению, какой они ужасный народ и какая у них ужасная страна, не то что Запад! Это натуральная хуцпа. И все их визги, призывающие к революции, чтобы доделать дело команды 90-х — того же плана явление.

Те кто мутит воду сейчас в либеральном крыле прекрасно отдают себе отчёт в том, что делают и знают о делах своих отцов-демократов из 90-х, мечтая их продолжить. Не имея возможности сейчас развязать реальный террор в стране как в 90-е, они довольствуются информационным, наслаждаясь своей животной ненавистью.

Сейчас модно жаловаться на репрессии. Конечно, попадали под их каток и случайные люди, с кем сводили личные счёты по доносам, но в целом, становится совершенно понятно на кого они были направлены и кто эти «враги народа». В 90-е внуки тех расстрелянных троцкистов принялись за дело, которое заглохло после 1917 года из-за Сталина, решившего стать красным императором и не давшим уничтожить страну.

При Сталине такие, как демократы 90-е и упыри из семибанкирщины, давно бы сгнили где-нибудь в лагере на Колыме, если сразу по совокупности совершенных преступлений не намазили лоб зелёнкой. По факту из той команды один Ходорковский сел в тюрьму, да и то, как пишут — за попытку продажи нефтяных активов Рокфеллерам, чтобы стать президентом РФ, да и то из него потом мученика совести сделали усилиями либеральной прессы.

По сути нынешние либералы недовольны в России только одним — процесс её разрушения остановился и не был доведён до конца, Ельцину не хватило третьего срока.

Также жалуются, что на Западе в Средневековье жгли несчастных ведьм, а сейчас их потомки терроризируют общество, открыто проповедуют сатанизм, проводят радужные и феминистские марши устрашения общества. Так прямо и было написано на плакате у одной лесбо-феминистки: «Мы — правнучки тех ведьм, которых вы не сумели сжечь».

Это бионегативные люди, которые настроены на разрушение. Они живут в концепции дьявола. Актив среди них традиционно еврейский, т.к. у этих людей никогда толком не было своего государства, когда они пытались завоевать другие, то эти попытки в итоге проваливались и они вынуждены были уходить в тень или сидеть за чертой оседлости в своих гетто, где слушали рассказы раввинов про то, как придёт мессия-Машиах (Антихрист), уничтожит все государства, отдаст им все богатства мира, сделав другие народы их рабами. Раньше при упоминании этого, всё время начиналось забалтывание, что, мол, это выдумки антисемитов, а теперь раввины прямо на ютубе об этом говорят, да ещё заявляют, что Машиах уже на Земле — скоро проявится.

Вот эта вот спайка шизофреников в еврейской среде и прислуживающих им такого же плана шабесгоев из других наций, союз Сатаны и Антихриста, стремится к разрушению. В России они всё время терроризируют населения, высказывая презрение к стране, к её народу и превознося Запад. Но это не от того, что они этот Запад обожают, это просто повод, предлог продемонстрировать таящуюся в их чёрных душах ненависть. На Западе они точно также гадят — растлевают детей пропагандой гомосексуализма и изменений пола в школах, навязывают мигрантов, сталкивая их лбами с местными, проповедуют сатанизм под предлогом свободы выбора. Причём сами они пытаются вторгаться в жизнь других людей и менять её, воздействуя на других, а обратное воздействие тут же пресекается воплями про ущемление их прав.

Чтобы их ни в чём не могли обвинить, они заранее всех обвиняют в антисемитизме, нападают первыми, как та еврейская студентка, которая в США по ночам писала на стенах домов в студенческом городке антисемитские лозунги, а днём пускала слезу на этот счёт, требуя найти виновных, пока её ночные вылазки не засняли на камеру.

И вот эти психопаты наслаждаются этим, наслаждаются разрушением чужой жизни, ненавидя мир здоровых людей за то, что не вписываются в него. Пусть всем будет плохо, лишь бы кучке этих дегенератов было хорошо.

Раньше их просто ликвидировали, как бионегативные элементы — жгли на кострах, расстреливали на полигонах или более гуманно отправляли валить лес, теперь общество решило их терпеть и они всё больше и больше стремятся его разрушить.

Если всех этих ноющих либералов собрать на баржу или на товарный поезд и отправить на Запад в принудительном порядке, лишив гражданства, чтобы не мучилась больше в аду, дурачки, когда рай в двух шагах, то они и там будут выть про страшную Россию. Потому что они уже настроены на разрушение, но в той среде находятся в изоляции. А вот их дети и внуки, интегрировавшись в местное общество, начнут уже разрушать его.

Вот кто все эти враги народа, предатели, вредители, подонки, которые стремятся к разрушению всего вокруг себя и саморазрушению тоже. Вот та сволочь, которая устраивала различного рода диверсии, в том числе экономические, отдавая задарма государственную собственность иностранцам и информационные, заполняя интернет русофобскими материалами, призывая её граждан ненавидеть свою страну.

Вот и вся психология это пятой колонны. Они маскируются под оппозицию, якобы у них другое мнение, но реальная оппозиция хочет сделать лучше, чем делает действующая власть, а это просто разрушители и паразиты. Прикрываясь свободой слова и плюрализмом мнений, они сеют террор и наслаждаются этим. Да они и не скрывают, как ненавидят эту страну, этот народ, да и вообще весь мир вокруг вне своего либерального сообщества — в их кругу это уже как данность. А мечта их — подмять всех под свою шизофреническую группировку и посадить над глобализированном миром своего царя Гороха-Машиаха над всеми, став привилегированный кастой. Собственно этот процесс уже и происходит, как у тех же меньшинств теперь заявлены особые правы.