Общество

Общество зрелища

18.07.2013

Капитализм, как писал Ги Дебор, это Общество распыленного Зрелища. Распыленного, а не централизованного, как в случае советского чиновничьего госкапитализма. Распыленность вуалирует реальную централистскую тираническую власть Капитала, порождает видимость спонтанности и плюрализма, соблазняет больше, чем запугивает, гипнотизирует, больше, чем наказывает. Распыленный Спектакль. Это высшее и самое совершенное детище Капитала. Вершина его могущества. Если раньше Капитал стремился к накоплению реальных товаров и реальных денег, то теперь он достиг этого, и накапливает Репрезентации, имиджи, образы, эфемерные фрагменты спровоцированной реальности, которые становятся все более реальными по мере того, как сами люди становятся все более фиктивными.

Советский марксизм был марксизмом потешным, пародийным, анекдотичным. Его преподаватели извратили очень ценные интуиции, превратили в скучнейший и пошлейший фарс острые догадки и проницательные предвидения. Сейчас, они спешно побросали томики Маркса и затарились более подходящим Адамом Смитом.

У Карла Маркса есть фрагменты, опубликованные впервые только в 1841 году и начавшие распространяться еще позже — с 1953 года. В мертвой оледенелой, отчужденной глыбе советского марксизма эти идеи вообще никак не учитывались и не обсуждались. Мы имеем в виду “Экономико-философские рукописи“, Grundrisse, фрагменты «Капитала». Так, ни слова в советской политиэкономии не было сказано о циклах Капитала, с гениальной точностью предугаданных Марксом.

В эпоху индустриализации и после буржуазных революций Капитал обладает Формальной Доминацией над Трудом. Он контролирует Труд, эксплуатирует пролетариат, правит над ним, воюет с ним. Да, он все время побеждает, но все же речь идет о противостоянии двух противников, одного более сильного — Капитал, другого более слабого — Труд. Сам Маркс считал, что Труд в какой-то момент может сравняться по силе с Капиталом и через Революцию победить его.

Но…
Но может и не сравняться.
И не победить.
И проиграть

В таком случае начнется новый цикл – цикл Реальной Доминации Капитала.

Это уже не борьба, но абсолютное господство Капитала, как единственного субъекта экономической истории. Труд более не самостоятельная величина, но лишь функция от Капитала. Рабочий, пролетарий, труженик более не один из двух противоборствующих начал, но просто фикция, учреждаемая Капиталом по его воле и его прихоти. В принципе, Капитал теперь может производить себя сам.

Эта апокалиптическая картина мрачного пророчества из малоизвестных произведений Маркса полностью согласуется с концепцией “Общества Зрелища” — осевой концепцией Ги Дебора. Реальная Доминация Капитала проявляется в производстве Зрелища, Спектакля, который отныне становится единственным содержанием реальности. Зрелище, как высшая стадия Капитала, эксплуатирует не только труд рабочего, но и его досуг через контроль над потреблением, через рекламу, через искусственное создание все новых и новых потребностей.

Если раньше рабочий подвергался эксплуатации строго в течении трудового дня, создавая прибавочную стоимость и, приходя с трудовой смены, действительно отдыхал, общался с семьёй или занимался чтением, то теперь он во власти Капитала круглые сутки. И досуг, и отпуск, и развлечения и даже сны — все подконтрольно Великому Спектаклю, потому что он не просто момент современной действительности, один из аспектов, но сущность современного мира, секрет его устройства, последнее основание его механизма.

Ги Дебор разоблачил Общество Зрелища, он нашел верные проникновенные слова и формулировки для вскрытия сути того кошмара. который называют современной Системой.

Свободное время человека не принадлежит ему, потому что он должен тратить его на потребление товарных фетишей или просмотр телепередач, рекламирующих данные фетиши. Постулируется вступление капитализма в фазу общества потребления: «Сфера обладания отсюда расширяется в той мере, в какой само это обладание становится все более и более фиктивным.» Однако капитал на этом не останавливается: если раньше в его состав входили средства производства, денежные активы и другие «физические» блага, то теперь капитал поглощает в себя образы, рождаемые СМИ и информацию. Данная монополизация, согласно Ги Дебору, окончательно лишает человека права свободного суждения. Свободное общение сменяется односторонним диктатом СМИ.

Ги Дебор разделяет два вида спектакля: распылённый, присущий странам капиталистического Запада, и концентрированный: проявивший себя в СССР, Китае и других странах. Разница между ними заключается в способах воздействия: концентрированный спектакль государственного капитализма отличает нетерпимость ко всякой, даже виртуальной — как в странах Запада — свободе слова, более сильным репрессивным аппаратом, однако в меньшей степени фетишизацией товарного производства. Перед смертью, в своих «Комментариях к Обществу Спектакля», Ги Дебор выдвинул идею о том, что крушение СССР и становление рыночной экономики приведёт к торжеству нового вида спектакля — интегрированного, который будет совмещать в себе диктат потребления и сильный репрессивный аппарат. Последователи Ги Дебора считают, что интегрированный спектакль реализовал себя в полной мере в США, после терактов 11 сентября.

Ги Дебор снял несколько авангардистских фильмов. Большинство из них состояли из коротких диалогов, разделённых 15-минутными паузами, во время которых зрителю демонстрировался белый экран. По замыслу автора, во время этих пауз зритель должен был отвлечься от пассивного созерцания и вспомнить о реальной жизни.

Что дальше?
Каковы выводы?
Тотальный пессимизм?
Пораженческая имитация жизни?

Ситуационистский Интернационал не просто заклеймил Общество Спектакля. Он создал альтернативный мир, непересекающийся с мажоритарной реальностью тотального капиталистического обмана. Как дифференциированные люди ситуационисты – последователи Ги Дебора и его друзья по Отрицанию – двигались сквозь химерический пейзажи современности, старясь превратить каждое происшествие в спонтанный ситуационный акт, в непредсказуемое творческое реальное столкновение с миром за пределом “распыленного Зрелища”.