Кино

Известный солдат

21.06.2011

В «Цитадели», второй части киноэпоса Никиты Михалкова «Утомленные солнцем — 2», фантасмагории, пожалуй, даже больше, чем в первой. Хотя, казалось бы, больше некуда

Удивления уже, конечно, нет. Привычно все. И размах, и фантастичность, и незапланированный комизм. И то, насколько автор-исполнитель слился с персонажем. Ведь мы идем на фильм не про комдива Котова — мы идем на фильм про Михалкова. Но одна странность в «Цитадели» все-таки есть.

В реальности, созданной в «УС-2», в советской армии показываются одни трусы, паникеры, пьяницы и недоумки. И только один герой Михалкова, Котов, с саперной лопаткой (против танков) или палкой на плече (против укрепленной цитадели с пушками и пулемётами) в состоянии остановить и победить армию Вермахта. Рэмбо — сопляк по сравнению с Михалковым! Ему такое и не снилось! Это уже уровень супергероев Marvel, а то и выше! Сам Михалков считает свой фильм правдивой историей времён ВОВ.

Михалков кается.

Если «УС-2: Предстояние» было адом, то «УС-2: Цитадель», конечно, чистилище.

Помнится, некоторые представители бесовского племени кинокритиков еще по поводу первой части говорили, что все происходящее в фильме можно объяснить единственным образом: герои умерли и это их посмертное видение. Все претензии насчет логики, достоверности и прочих досадных для большого русского режиссера мелочей снимаются разом.

Относительно части второй вряд ли можно возразить тем наблюдательным людям, кто после премьеры заметил: ну тут уж точно все умерли в самом начале.

И правда. Штрафбат, к которому приписан Михалков, отправлен пьяным генералом на штурм неприступной цитадели. В окоп штрафников пробирается Олег Меньшиков (пардон, Митя Арсентьев), полковник НКВД, имеющий приказ срочно найти и доставить Михалкова прямо к товарищу Сталину. Оба оказываются меж двух смертей: впереди немецкие пушки — сзади пулеметы заградотряда. Обоих накрывает взрывом. Все последующие эпизоды — череда невозможных возвращений и встреч. Михалков и домочадцы (на памятной еще по самому первому фильму даче). Михалков и Маруся (опять на сеновале). Михалков и народ (сцена со свадьбой-гулянкой). Михалков и Сталин. Михалков и Надя (которую где-то между двумя сериями успело контузить). Наконец, Михалков и цитадель, на штурм которой идут все те же герои, что и в начале. А из них никак не мог выжить никто.

Обратите внимание, здесь Михалков копирует даже выражение лица раннего Сталлоне, которое можно видеть в первых частях «Рокки» и в «Рэмбо. Первая кровь». Те же грустные собачьи глаза и полуоткрытый рот.

Тут, правда, есть одно метафизическое затруднение. Приняв такую заманчивую логику посмертного видения, приходится признать, что в эпилоге мы видим посмертное видение внутри посмертного видения. Это совсем уже круто. Есть многое в голове Никиты Сергеевича, что и не снилось нашим мудрецам.

Между тем в диалогах с печальным демоном Меньшиковым выясняется, за что такое наказание. Оказывается, в Гражданскую Котов зарубил священника. Но Бог милостив. В «Предстоянии» он чудесным образом непрерывно спасал семью Михалковых — Котовых, чтобы в «Цитадели» дать комдиву (и, очевидно, впавшему вместе с ним в безбожие всему советскому народу) возможность героического искупления.

Вероятно, чтобы как-то уравновесить роль собственной личности в этой истории, Михалков уделяет очень много внимания братьям нашим мельчайшим. «Цитадель» начинается с рождения комара, который затем минут семь летает над окопами, чтобы, сев на щеку актера Мерзликина, удостоиться комментария: «Пусть попьет, это наш комар». Судьбу цитадели решает паук (потому что это, конечно, наш паук). А у Меньшикова очень драматические отношения с белым мотыльком.

Михалков против комара. Комар оказался не наш!

Кстати, раз есть ад и чистилище, то должен быть и рай. И он есть — в эпилоге, где Михалков, Надя и другие бессмертные герои «Утомленных солнцем — 2» едут на танке на Берлин. Тут, по-моему, недодуман всего один штрих. Танк, как в «Обитаемом острове», должен быть розовым.

Источник: «Ведомости»

Мнения из интернета

Недавно нашел один документ (он правда на английском), но про РККА. Про наших, особенно в начале войны, много грязи говорят, но есть и уникальные моменты, о которых почему то молчат. Согласно этим данным, 27 июня 1941 года (шестой день войны), в составе 8 мехкорпуса РККА, было 13 трофейных танков.

Всякие Михалковы будут снимать всё что угодно, срущих гитлеровских асов из кабины самолёта, покажут сиськи родной дочери, немецкие танки под парусами, но никогда не покажут, как наши геройские парни притащили 13 трофейных танков, на 6 день войны.

В видеоролике озвучена рецензия Гоблина-Пучкова на фильм Михалкова “Цитадель”.