История

История Москвы. Часть 2

19.08.2022

Мы производим мбельный мазин mebel169 стоит совсем недорого.

Когда появилось кольцо вокруг Кремля.

В начале XVI века Московский Кремль обрел композиционную завершенность, был отделен от городских построек небольшим пространством, которое можно назвать первым кольцом Москвы, защищен от недругов рвом с водой, застроен чудесными храмами, во главе которых на Соборной площади Кремля стоял и стоит величественный Успенский собор.

Время вносило изменения в облик этого архитектурного комплекса, чем-то напоминающего одновременно и средневековый замок-крепость, и русский монастырь, и небольшой городок.

Но несмотря на внешнее сходство, Московский Кремль ни тем, ни другим, ни третьим не был. Здесь жили представители духовной и светской властей, во главе с митрополитом (а позднее — патриархом) всея Руси и великим князем (а с 1547 года — царем) всея Руси, но в полном смысле слова резиденцией тех и других назвать Московский Кремль тоже нельзя.

А. Васнецов – “Московский Кремль”.

Если говорить коротко, то Московский Кремль являлся и является по сей день образующим ядром российской державы и ее столицы — города Москвы.

В центре Московского Кремля стоит Успенский собор, от него расходятся улицы-лучи, на ближайшей от собора «орбите» стоят храмы: Архангельский, Благовещенский, колокольня «Иван Великий», собор Двенадцати апостолов, Грановитая палата… Вторую орбиту очерчивают Кремлевские стены и башни.

Кто основал город на Москве-реке.

История московского храмостроительства связано с именем Юрия Владимировича Долгорукого, признанного учеными основателем будущей столицы России.

Согласно летописным сведениям, 28 марта 1147 года на Боро­вицком холме состоялась встреча Юрия Владимировича с его союзниками в междоусобной борьбе. Эта дата считается днем основания Москвы, в те времена представлявшей собой колонию Красных (Красивых) сел, разбросанных вдоль Москвы-реки и ее меньших сестер, многочисленных чистых рек.

Князь Юрий Долгорукий знаменит в русской истории еще и тем, что, активно участвуя в распре, он в последние годы жизни много сил и энергии уделял хозяйственному обустройству, архитектурному убранству старых, а также основанию новых городов. Этот процесс происходил на территории, которую гораздо позже ученые назовут «московским пространством» — обширной, связанной историческими, культурными, духовными, экономическими нитями областью с центром на Боровицком холме и раскинувшейся на 100—150 киллометров от него в разные стороны. Именно эта земля станет в XIII—XIV веках организующим ядром, вокруг которого московские князья, а затем цари будут создавать могучее государство.

Юрий Долгорукий основал в 1152 году в сорока шести километрах к западу от Боровицкого холма Звенигород. На реке Нерли и в других местах он поставил чудесные храмы, основал в ста шестидесяти километрах к северо-востоку от Красных сел Переславль-Залесский, другие города.

Ученые считают, что основатель Москвы вполне мог построить на Боровицком холме хотя бы один храм, но письменных свидетельств этому нет, а частые пожары погребли в пепле Москву.

Как строилась Кремлевская стена.

В 1485 году итальянские архитекторы Марко Руффо (Марк Фрязин), Антонио Джиларди (Антон Фрязин), Алоизо ди Каркано приступили к возведению мощных и удивительно красивых, на вид легких стен Московского Кремля. Удачно и продуманно вписанные в рельеф Боровицкого холма, они стоят на склонах холма этакой короной из красного кирпича, украшенной изящными башнями.

Длина Кремлевской стены составила 2235 метров при I толщине от 3,5 до 6,5 метра и высоте от 5 до 19 метров.

Внутри стена забутована булыжником и белым камнем, залитым известковым раствором. Верх стены представляет собой боевой ход, огороженный с внешней стороны 1045 двурогими зубцами, мерлонами, или «ласточкиными хвостами», с внутренней — парапетом. Башни несли не только архитектурную нагрузку, являясь изящными скрепами красивой короны, но и выполняли военную задачу как узлы обороны крепости, ставшей одной из мощнейших в Европе.

Всего в Кремлевской стене 18 башен. Три из них: Водовзводная, Беклемишевская и Арсенальная далеко выступали за стены и могли держать оборону.

А. Ф. Яковлевич – “Соборная площадь в Московском Кремле”.

Как строился Успенский собор.

До второй половины XIII века Москва, представлявшая собой небольшую, но важную в стратегическом отношении крепость, развивалась как бы сама в себе, в своем пространстве, хотя все беды русские ее не миновали. Залетали сюда дружины князей, жгли Москву татаро-монголы, не щадили ее засухи, эпидемии и другие напасти.

Успенский собор стал не только стержнем архитектурного ансамбля столицы, но и главной духовной святыней зарождающейся великорусской нации.

В Успенском соборе проходили торжественные богослужения, здесь располагалась усыпальница московских митрополитов и патриархов.

В 1470 году Успенский собор горел. Осенью следующего года митрополит Филипп повелел готовить камень для возведения нового храма, а мастера Ивашка Кривцов и Мышкин отправились во Владимир обмерять тамошний знаменитый храм. В 1472 году «прежний Успенский собор был разобран из-за древности», мастера сделали разметку новой постройки, которая должна была превосходить владимирский собор в длину, ширину и высоту на три с половиной метра.

В 1474 году храм довели до сводов, и вдруг 20 мая на закате обрушилась северная сторона собора, а за ней и половина западной стороны. Стали сведущие люди ругать мастеров, а кто-то обвинил во всем землетрясение. Псковские же мастера посчитали, что во всем виноват раствор. Но когда им предложили продолжить работу, то они отказались по той же причине: забыли русские мастера за двести с лишним лет так называемого монгольского ига секреты раствора! И немудрено. Жестокая данная зависимость не давала ни материальной, ни духовной возможности строить русским людям дорогостоящие, сложные сооружения.

В конце июля 1474 года великий князь Иван III Васильевич отправил в Венецию Семена Толбухина, и на следующий год посол вернулся в Москву с Аристотелем Фиораванти, зодчим и инженером. Аристотель похвалил русских мастеров за гладкость кладки, очистил от мусора и от остатков стен стройплощадку, соорудил кирпичный заводик возле Андроникова монастыря и стал копать траншеи под фундамент. Итальянский зодчий скоро взялся за возведение храма, но митрополит Геронтий воспротивился, вынудил иностранца съездить во Владимир, где стоял знаменитый Успенский собор, чтобы храм в Москве строить по русскому, а не итальянскому образцу.

12 августа 1479 года храм Успения Божией Матери был освящен. Высота основного объема храма равняется 22,5 метра, высота всего сооружения – 45 метров.
Аристотель Фиораванти применил новые методы строительства, тонко использовал архитектурные элементы, модные в Западной Европе и полюбившиеся вскоре русским зодчим.

Судьба Успенского собора связана со многими событиями, оказавшими влияние на судьбы Москвы и государства в целом. Так, например, в 1812 году здесь, в святом для всех россиян месте, французский император Наполеон пытался узнать от священника Михаила Онуфриева (Пылаева), где находится «под собор ход». Священнослужителя били, угрожали убить его, издевались над ним. Он тайны не выдал. Когда французы бежали из Москвы, оказалось, что главная русская святыня опозорена и разграблена.

А в 1910 году над святынями Успенского собора надругался русский воришка, 18-летний золотых дел мастер. Каким-то образом ему удалось ночью пробраться в храм, снять с иконы Владимирской Богоматери венчик из кованого золота и 602 бриллианта с других икон. После этого вор забрался в иконостас и стал дожидаться удобного момента для бегства. Начальник московской сыскной полиции А. Ф. Кошко догадался, что вор прячется в храме, и трое суток сыщики не покидали собор. Наконец вор несчастный вышел из укрытия и попросил у людей хлеба: голодно было юноше сидеть в золотом укрытии с наворованными сокровищами. В мае 1918 года в Успенском соборе прошла последняя служба, с этого времени соборы Кремля стали музеями.

Памятник Святому Георгию на Трубной площади.

Кому посвящен памятник на Трубной площади.

Трубная площадь, что на севере центра Москвы, никогда не скучала от безлюдья. В XVII веке здесь был Лубяной торг, река Неглинная спокойно текла, подныривая под широкую арку глухой башни, устремляясь в длинное отверстие в стене — «в трубу». В XVIII веке Неглинную перевели в открытый канал, затем и вовсе убрали с глаз долой, спланировали здесь площадь.

С 1840 года сюда перешли с Охотного ряда торговцы мелкой птицей и голубями, а еще через десять лет с Театральной на Трубную перебрались продавцы цветами, саженцами. Они-то и дали название Цветному бульвару, в самом начале которого до XX века было нехорошее место — «Драчиха».

Сюда, в трактир «Крым», съезжались по вечерам грабители, бандиты, шулера. Здесь в двух подвалах: «Аде» и «Преисподней», они обмозговывали свои дела, кутили напропалую, как могут кутить только люди-нелюди. Рядом «в болоте квакали лягушки и неслись вопли ограбленных», — писал В. А. Гиляровский, большой знаток московских притонов, обитатели которых принесли много бед москвичам, и много служивых погибло в XIX и в XX веках в тяжкой борьбе с этим вселенским злом. Быть может, поэтому поставили здесь в 1995 году памятник с надписью: «Благодарная Россия солдатам правопорядка, погибшим при исполнении служебного долга».

На высокой мраморной колонне водружен Святой Георгий. Скульптор Клыков отказался от ставшего чуть ли не каноническим решения, не посадил Георгия на коня.

Его Георгий, грациозный, юный, этаким элегантным, но стремительным, верным движением поражает ползучую гадину, и в легкости, в артистизме, в упрямой фигуре юноши, вознесенного на острие колонны, чувствуется не тупая удаль победителя, но страстное желание жить.

Многие из тех, кому поставлен памятник, были также молоды и решительны» беззащитны и искренни в своем желании победить ползающую по притонам и подвалам гадину.

Кремлевские стены.

Мы совершим небольшое путешествие вокруг Кремля. Начнем его со Спасской башни и пойдем по солнцу.

Спускаясь к Кремлевской набережной вдоль Кремлевской стены справа, мы увидим небольшую Царскую башню. Ее построили в XVII веке, когда все башни Кремля, кроме Никольской, были увенчаны шатрами, и иг­рала она чисто декоративную роль. В том веке повелители московского государства начали уделять гораздо больше внимания красоте и изыску. Кремль перестал казаться угрюмым и суровым. Элегантные — у каждой своя — шапки на башнях в солнечные дни напоминали полевые цветы, а в пасмурные – каменья-самоцветы.

Схема Кремля.

Далее над стеной возвышается башня Набатная с колоколом оповестителем-глашатаем. Еще ниже — Константино-Еленинекая. Она выходит на Васильевский спуск и расположена почти напротив храма Василия Блаженного. Ее построил в 1490 году архитектор Пьетро Антонио Солари на месте Тимофеевских ворот белокаменного Кремля. Отсюда в тот век в Зарядье шли улицы Всехсвятская (ныне Варварка) и Великая, теперь уже не существующая. Не сохранилась на территории Кремля и церковь Константина и Елены в Кремле, от которой башня и получила свое название. Оборудованная архитектором бойницами для навесной стрельбы и стрельницами башня имела ворота и подъемный мост через ров (по его-то впоследствии засыпанному руслу мы и спускаемся к набережной).

На юго-восточной оконечности Кремля стоит Беклемишевская, или Москворецкая, башня. Ее построил в 1478—1488 годах итальянский архитектор Марк Фрязин (Марко Руффо). Названа она так в честь боярина Беклемишева, двор которого в Кремле граничил со стеной. Башня имела важное значение в системе обороны крепости и соответствующим образом была оборудована. В подвале этой круглой в плане башни мастера устроили тайник-слух для предупреждения подкопов.

Таких подкопов и тайных ходов вокруг Кремля было сделано немало. Во время одного из самых страшных московских пожаров, в 1547 году, митрополит Московский и всея Руси Макарий молился в Успенском соборе, пытаясь вымолить у Бога пощады для тысяч и тысяч москвичей. Огонь бушевал по всей столице. Служители упрашивали Макария покинуть Кремль, но митрополит продолжал молиться. Уже задыхавшегося от дыма его вывели из Успенского собора, подвели к одному из тайных ходов, может быть, и в Беклемишевской башне, источники не уточняют, обвязали веревкой и стали осторожно опускать в лаз, который вел к Москве-реке. Да, видно, переволновались все, напуганные жарким грохотом пожара и страшным взрывом одной из башен, в которой хранился порох: митрополит Макарий, как пишет Н. М. Карамзин, «упал, расшибся и едва живой был отвезен в Новоспасский монастырь». Стены Московского Кремля помнят и этот эпизод отечественной истории, а мы отправляемся по Кремлевской набережной на восток, оставив слева-сзади Москворецкий мост и продвигаясь к Большому Каменному мосту.

Эта набережная могла бы рассказать любопытному человеку многое из ранней истории Москвы. Уже в XI веке сюда заплывали восточные купцы в поисках кратчайших путей из Каспийского в Балтийское море. У Большого Каменного моста в те времена брод был, буруны каменные торчали из воды, не давая хода купеческим лодкам. Приходилось преодолевать московские пороги волоком. А тут уже местные жители не зевали, сбегались со всех сторон к реке. Да не грабить купцов и буйствовать, а торговать по справедливости: мы вам воск, мед, пушнину, другие местные товары, а вы нам ткани заморские для наших жен-красавиц, оружие, украшения…

В XIV веке Кремль был огорожен дубовой стеной, а через Москву-реку перебросили «живой» бревенчатый мост, через ко­торый шла дорога на Орду, по Ордынке. Теперь уже здесь, у моста, как раз в центре этого участка Кремлевской стены жизнь забурлила, появились лари, да шалаши, да шум бесперебойный торгового люда…

В начале XVIII века вдоль реки соорудили вторую каменную стену, в начале следующего века, во время Северной войны, возвели земляные валы и бастионы. Трудно было русским людям одолети шведов, возглавляемых прекрасным полководцем Карлом XII, королем Швеции! Русский царь решил не пропустить его к Москве, измотать в западных областях державы, но, как говорится, береженого Бог бережет: работы по укреплению обороноспособности Москвы велись полным ходом.

После разгрома шведов под Полтавой в 1709 году стало ясно, что до Mocквы Карлу XII не доползти, и у жителей Первопрестольной появилось много мирных забот: 70-е годы XVIII века они обшили набережную бревнами по проекту В. И. Баженова, а через двадцать лет по проекту М. Ф. Казакова полностью освободили берег от строений, укрепили его каммнем, посадили деревья. Это — первая каменная набережная Москвы. Украшали ее и в последующее столетие. Долгое время Кремлевская набережная была местом празднеств и массовых гуляний.

После Беклемишевской, следующая башня на нашем пути — Петровская башня, за ней 2-я Безымянная, 1-я Безымянная, Тайнинская, Благовещенская и Водовзводная.

Тайнинская башня была раньше других построенной. Ее построил в 1485 году Антон Фрязин. Внутри башни архитектор сделал тайник-колодец с подземным ходом к реке, сюда и название башни, которая во времена белокаменного Кремля называлась Водяной. В 1862 году к башне пристроили стрельницу, на которой установили орудия для салютов. В 1930 году стрельницу разобрали, ворота башни ликвидировали, а тайник к реке засыпали.

На юго-западной оконечности Кремля в 1488 году Антон Фрязин поставил Свиблову башню (рядом с ней в Кремле располагался двор бояр Свибловых). В 1633 году на ней установили для подачи воды из Москвы-реки в Кремль машины, и с тех она называться Водовзводной. В 1805 гoлу башню полностью разобрали и построили на её месте новую, но через семь лет французы взорвали ее вместе, с пятью другими.

В 1817—1819 годах архитектор О. И. Бове восстановил Водовзводную башню.

Кремлевские звезды светящиеся, пятиконечные, из нержавеющей стали, облицованные медью, были установлены в 1935 году на Спасской, Троицкой, Никольской и Боровицкой башнях, заменив двуглавых медных орлов. В 1937 году медно-стальные звезды, быстро потемневшие, заменили рубиновыми.

Главный почтамт Москвы. Начало XX века.

Кто охранял Московский почтамт.

В 1912 году по проекту О. Р. Мунца и инженера Д. И. Новикова на Мяс­ницкой улице возвели здание Московского поч­тамта. Архитекторы бра­тья Веснины оформили фасад. Во внешних лини­ях здания много прямо­угольного, устойчивого, по-русски надежного. Круглая шапка-барабан над центральной частью лишь подчеркивает основательность сооружения.

Фасад исполнен в духе средневекового романского зодчества. Над трехарочным портиком в уютной нише — барельефное изображе­ние Святого Георгия, выполненное в мастерской К. П. Трофимо­ва. Недолго охранял Святой Георгий Московский почтамт. В 1917 году ему на смену явились иные охранники. Они снесли герб, замазали это место штукатуркой.

Церковь Великомученика Георгия на Красной Горке на Моховой. Конец XIX века.

Кто основал церковь на Моховой.

Церковь Георгия на Красной горке, что на Моховой, «известна по ладанной книге с 1619 года». Основала ее Марфа, мать Миха­ила Федоровича, первого царя династии Романовых. Она же на­значила для служителей ругу. Через десять лет церковь сгоре­ла. В 1657 году на ее месте возвели новую.

Здесь в 1816 году был освящен «придел мученицы Татианы», в день которой 12 января (25 — по новому стилю) 1755 года ос­нован был Московский университет. В XIX веке церковь три ра­за перестраивалась и обновлялась. В тридцатых годах XX столе­тия ее снесли.

В 1934 году архитектор И. Жолтовский возвел на ее месте жилое здание. На стенах его памятных надписей делать не ду­мают. Но московские студенты всех поколений будут вечно по­мнить свой праздник — Татьянин день.