История

Ленд-лиз для Гитлера. Как США спонсировали Третий рейх

28.06.2022

Традиционная историография Второй мировой рисует картину, в которой США доблестно бились с Германией и её союзниками, бросив огромные силы и ресурсы на борьбу с врагом. Однако, всё было, не совсем так: американские толстосумы и их верные друзья в правительстве США помогали Гитлеру.

Пока американские солдаты доблестно гибли в Сицилии и на пляжах Нормандии, в руки нацистов из США потоком текло топливо, шли запчасти и новейшие технологии.

В 1931 году американская журналистка Аннетта Энтона из «Детройт Ньюз» брала интервью у нового лидера Германии Адольфа Гитлера. Над рабочим столом главного нациста корреспондентка заметила портрет главного американского автодельца Генри Форда. В ответ на удивление Аннеты, Гитлер искренне сказал: «Генри Форда я считаю своим вдохновителем». Фюрер не только повесил его портрет в своей мюнхенской резиденции, но и с восхищением писал о Форде в своей книжке «Моя борьба».

Генри Форд – старший был не только вдохновителем немецкого фюрера, а ещё и щедрым спонсором. Будучи одним из главных воротил американского рынка, Генри Форд оказывал серьёзную финансовую поддержку НСДАП и ежегодно поздравлял «своего немецкого друга» с днём рождения, при этом дарил ему «подарок» стоимостью в 50 000 рейхсмарок.

В честь 75-летия Форда немецкий фюрер наградил юбиляра высшей наградой Третьего Рейха для иностранцев – «Большим крестом Немецкого Орла». Немецкий консул даже совершил поездку в Детройт, чтобы лично повесить Золотой крест со свастикой на грудь автомагнату. 

В знак благодарности Гитлер наградил Форда большим крестом Немецкого орла – высшей наградой рейха, которой мог быть удостоен иностранец. Это произошло 30 июля 1938 года в Детройте, на праздничном обеде, на котором присутствовало порядка полутора тысяч именитых американцев. Орден вручал германский консул. Форд, говорят, так расчувствовался, что даже всплакнул. После этого Форд взял на себя полное финансирование гитлеровского проекта «народного автомобиля» – ему в конечном итоге и достались 100% акций новообразованного концерна Volkswagen.

Связи Форда и Гитлера были настолько прочными, что не прервались даже во время войны. К тому времени за океаном был принят особый закон, запрещающий всякое сотрудничество с гитлеровцами (Trading with the enemy act), но для Форда этот закон, казалось, не имел силы. В 1940 году Форд отказался собирать двигатели для самолётов воюющей с Германией Англии – одновременно с этим во французском городе Пуасси его новый завод начал выпуск авиадвигателей для люфтваффе.

Еще до начала войны гитлеровцы получили от филиалов Форда в Германии, Бельгии и Франции 65 тысяч грузовиков. Кроме того, филиал Форда в Швейцарии отремонтировал тысячи немецких грузовиков. Ремонтировал германский автотранспорт и швейцарский филиал другого американского автогиганта «Дженерал моторс», который по совместительству являлся крупнейшим вкладчиком германского автоконцерна «Опель», успешно сотрудничая с ним всю войну и получая изрядные дивиденды.

Даже с началом второй мировой Форд не прервал сотрудничества с нацистами.  В 1940 году Форд отказался собирать двигатели для самолётов воюющей с Германией Англии, в то время как во французском городе Пуасси его новый завод начал выпускать для гитлеровской армии авиадвигатели, грузовые и легковые автомобили, поступавшие на вооружение вермахта.

И после 1941 года филиал «Форда» в оккупированной Франции продолжал производить грузовики для вермахта, а другой его филиал, в Алжире, снабжал гитлеровского генерала Роммеля грузовиками и бронеавтомобилями.

Даже в апреле 1943, когда Советский Союз вёл кровопролитные бои с гитлеровцами, французские филиалы Форда работали для выгоды Германии. Грузовые «пятитонки» и легковые «форды» были основным армейским транспортом вермахта.

В конце войны авиация союзников разбомбила завод в Пуасси, но такой же завод Форда в германском Кёльне не тронула, хотя почти весь старинный город был разрушен. Что примечательно, после войны компания «Форд», как и её мощный конкурент «Дженерал моторс», благодаря усилиям крупных адвокатов, добилась от правительства США получения компенсации «за ущерб, нанесённый их собственности на вражеской территории».

«Форд» был далеко не единственной американской корпорацией, приложившей руку к созданию германской военной машины. К моменту начала Второй мировой войны совокупные вклады американских корпораций в свои немецкие филиалы и представительства составляли порядка 800 миллионов долларов. Вложения компании Ford — 17,5 миллионов, Standard Oil of New Jersey (ныне существующей под вывеской Exxon) – 120 миллионов, General Motors — 35 миллионов, ITT — 30 миллионов.

Так, для авиации рейха американские компании поставили тысячи авиадвигателй и, главное, лицензии на их производство. Например, двигатели BMW «Хорнет», которыми был оснащён самый массовый транспортный самолёт Германии «Юнкерс-52», производились по лицензии американской компании Prat & Whitney.

Классический Opel Blitz-S на службе у немецкого вермахта.

General Motors в Германии принадлежал Opel. На заводах этой компании штамповалась бронетехника рейха, а также почти 50% силовых агрегатов бомбардировщиков Junkers-88. В 1943 году немецкий филиал General Motors разработал и стал выпускать моторы для Messerschmitt-262 – первого реактивного истребителя люфтваффе.

Компания IBM за время Второй мировой сумела утроить свой капитал. Значительная его часть была получена за счет сотрудничества с Гитлером. Поставляемые через немецкий филиал счетные машины позволили нацистам в сжатые сроки провести перепись населения оккупированных стран и определить количество лиц, подлежащих аресту. Своими счётными машинами, запчастями к ним и специальной бумагой IBM снабжала многие ведомства рейха, в том числе – концлагеря.

Разумеется, на словах правительство США противодействовало сговору американских же корпораций с нацистами. Например, в ходе войны был принят закон «Trading with the enemy act», предусматривавший суровые карательные меры за подобное сотрудничество. Но на деле многочисленные лоббисты, засланные толстосумами во все эшелоны власти, помогали тем обходить любые препоны.

Американский юрист Джеймс Мартин, выступивший среди прочих против практики экономического сотрудничества с врагом, в своей книге «Братство бизнеса» писал: «В Германии нам мешали не немецкие, а американские бизнесмены. Те, кто нам мешал, действовали из Соединенных Штатов, но действовали не открыто. Нам мешал не какой-нибудь закон, утвержденный конгрессом, не приказ президента США, не решение президента или кого-либо из членов кабинета об изменении политического курса. Короче говоря, формально мешало нам не «правительство». Но мешавшая нам сила, как это совершенно ясно, держала в своих руках те рычаги, при помощи которых обычно действуют правительства. Перед лицом растущей экономической мощи правительства относительно бессильны, и это, конечно, не новость».

Даже после того, как Германия объявила войну США, ряд крупнейших американских компаний при полном попустительстве Белого Дома продолжал сотрудничать с Гитлером.

Нефтяная корпорация Standard Oil of New Jersey (Exxon) поставила нацистам бензина и смазочных материалов на 20 миллионов долларов. До самой высадки американских войск во Франции танкерный флот «нейтральной» Испании работал почти исключительно на нужды вермахта, снабжая его американским «чёрным золотом», формально предназначенным для Мадрида. Даже в первые месяцы 1944 года Германия реэкспортировала из Испании 48 тысяч тонн нефти ежемесячно.

То же происходило и с другим стратегическим сырьем – каучуком. В то время, когда Штаты оказались неспособны снабжать свою собственную армию сырьем, в частности, синтетическим каучуком, Standard Oil заключила сделку с гитлеровской Германией, согласно которой компания обязалась осуществлять регулярные поставки сырья, топлива и каучука за океан – в Германию, Италию и Австрию.

В итоге, американская армия осталась ни с чем – поставки необходимого сырья были расписаны кланом Рокфеллеров на 8 лет вперед. Когда США вступили во вторую мировую войну, американское правительство было вынуждено договариваться с подставной английской конторой, продававшей каучук и другие необходимые ресурсы, купленные у германских концернов, которые в свою очередь отоваривались у Рокфеллера. Таким образом, когда американцы через третьих лиц приобретали своё же сырье, Standard Oil получала сверхдоходы и с той и с другой стороны.

В 1942 году Standard Oil намеренно сократила поставки метанола для армии США. Метанол использовался для производства смазочных материалов на основе природного газа (необходимых авиации при полетах на больших высотах), уксусной кислоты (компонент взрывчатки) и синтетического каучука.

Наконец, в 1943 году Рокфеллерами в оккупированную Францию было продано 25 тысяч тонн сульфата аммония (компонент взрывчатки) и 10 тысяч тонн хлопка, несмотря на то, что нехватка этих товаров остро ощущалась в Соединенных Штатах.

А еще к немцам из-за океана шёл синтетический каучук и, конечно, множество запчастей для авиационной и автомобильной промышленности, для танков. Особую ценность представляли 1100 тонн вольфрама, полученные в ходе войны Германией от США. Как известно, вольфрам был ключевым компонентом в производстве противотанковых снарядов и электронной промышленности.

Тёмная история была связана с концерном SKF – крупнейшим в мире производителем шарикоподшипников. В то время как гигантские партии подшипников (более 600 тысяч ежегодно) отправлялись через Южную Америку нацистским клиентам, Curtiss-Wright aviation corporation, производившая двигатели для американских ВВС, долгое время вообще не получала от SKF заветных стальных шариков.

Prat & Whitney – еще один производитель авиадвигателей – из-за срывов поставок подшипников от SKF также был вынужден сократить объёмы производства. Из-за изношенных деталей самолеты терпели аварии, гибли люди, часть новых машин вообще не могла подняться в воздух, но SKF интересовало больше сотрудничество с немцами.

Когда 14 октября 1943 года командующий армейской авиацией США генерал Генри Арнольд отдал приказ совершить воздушный налет на шарикоподшипниковый завод SKF в немецком Швайнфурте, противник каким-то образом прознал об операции и сумел подготовить оборону, сбив в результате 60 американских самолетов. 19 октября Арнольд без обиняков заявил лондонской News Chronicle: «Они бы не смогли организовать оборону, если бы не были предупреждены заранее». Кто предупредил немецкий филиал, объяснять излишне.

Помогли американские корпорации Рейху и с военными разработками. В разгар войны специалисты контролируемой Морганами многонациональной телефонной корпорации США «Интернешнл Телефон Телеграф» рука об руку работали с немецкими коллегами на территории Швейцарии, имея отличную крышу со стороны германских спецслужб.

Одним из акционеров ИТТ был начальник политической разведки Службы безопасности Вальтер Шелленберг. А глава ИТТ полковник Состенес Бен, в разгар войны оказывал нацистам помощь в совершенствовании управляемых авиабомб. С помощью таких бомб немцы разрушали Лондон, потопили и повредили множество судов, среди которых по иронии судьбы оказались и американские, например американский крейсер «Саванна».

Нюрнбергский процесс на котором предстали только исполнители, но не заказчики проекта Третий рейх.

Когда на Нюрнбергском процессе экс-президент Рейхсбанка и министр экономики Ялмар Шахт предложил справедливости ради посадить на скамью подсудимых и тех, кто вскормил Третий рейх, упомянув при этом американские корпорации «Дженерал моторс» и «Форд», а также персонально управляющего Банка Англии Нормана Монтегю, – американцы заключили с ним сделку, пообещав свободу в обмен на молчание. И Международный военный трибунал полностью оправдал Шахта вопреки протестам советских юристов.

Тайну англосаксонской помощи Гитлеру на начальном этапе его партийной карьеры унесли с собой в могилу два человека – неприметный на первый взгляд швейцарский финансист Вильгельм Густлофф (не случайно же его имя фюрер посмертно присвоит самому большому круизному лайнеру Германии) и казначей НСДАП Франц Шварц.

Густлоффа, убитого в 1936 году в швейцарском Давосе неким тщедушным студентом, Ялмар Шахт называл «бессменным посредником» между английскими и американскими корпорациями, с одной стороны, и нацистами – с другой (по некоторым данным, посредничал Густлофф с 1925 по 1929 год).

Что же до обергруппенфюрера СС Шварца, то он умер не менее странно, чем Густлофф: 2 декабря 1947 года его должны были отпустить из фильтрационного лагеря в Регенсбурге, но на свободу генерал так и не вышел. Позавтракал, почувствовал себя плохо и через час-полтора умер – «из-за проблем с желудком», как отмечалось во врачебном заключении.

В апреле 1945 года Шварц сжёг в «коричневом доме» (штаб-квартира НСДАП в Мюнхене) все финансовые документы, которые могли бы скомпрометировать представителей стран-победительниц, и по этой причине наивно рассчитывал на снисхождение.

Но, несмотря на то что двое важнейших свидетелей навсегда замолчали, некоторым историкам всё же удалось раздобыть свидетельства англосаксонского спонсорства Гитлера и его приспешников.

В частности, итальянец Гвидо Джакомо Препарата, посвятивший изучению связей нацистов с деловыми кругами Лондона и Вашингтона без малого два десятилетия, поимённо назвал тех, кто привёл «коричневых» к власти: «Кто финансировал нацистов с самого начала? Согласно смешной сказке, упорно насаждавшейся в обществе, на­цисты финансировали себя сами, собирая деньги на митингах». И далее Препарата убедительно доказывает: большая часть денежных средств нацистской партии имела ино­странное происхождение.

Заокеанские финансовые кланы Морганов и Рокфеллеров через банк Chase National продвигали акции IG Farbenindustrie и ряда других германских химических заводов на Уолл-­стрит (позже детище Круппа перешло под контроль рокфеллеровской Standard Oil), а банк Диллона и Рида – Vereinigte Stahlwerke Альфреда Тиссена.

«К 1933 году, когда с неопровержимой яснос­тью стало понятно, что компания AEG финансировала Гитлера, – писал Препарата, – 30% акций принадлежали её американскому партнёру – General Electric.

Таким образом, полагает историк, «на протяжении 15 лет, с 1919 по 1933 год, англосаксонская элита активно вмешивалась в германскую политику, имея намерение создать мракобесное движение, каковое можно бы­ло бы впоследствии использовать как пешку в большой геополи­тической интриге…».

Гитлер в первую очередь глобальный проект, к которому многие приложили руку. Есть сведения, что он был внебрачным сыном одного из Ротшильдов. Его мать работала у барона Ротшильда прислугой. По одной из версий настоящий отец Сталина – богатый виноторговец Яков Эгнаташвили, в доме которого мать Кобы работала горничной.

А вот что писал другой исследователь финансовых потоков, стекавшихся к Гитлеру, немецкий историк Йоахим Фест: «Осенью 1923 года Гитлер съездил в Цюрих и вернулся оттуда, как говорили, «с сундуком, набитым швейцарскими франками и долларовыми купюрами». То есть накануне попытки «пивного путча» кто-то выделил будущему фюреру солидную сумму в валюте». Этот «кто-то», по некоторым данным, был не кто иной, как сэр Генри Детердинг, глава англо-голландского концерна Shell. Он и позже будет финансировать Гитлера – через Вильгельма Густлоффа.

Занятно, что Мюнхенский суд, где слушалось дело путчистов, смог доказать лишь то, что нацистская партия получила на организацию мятежа 20 тыс. долларов от промышленников Нюрнберга. А ведь затраты соратников Гитлера оценивались в сумму как минимум в 20 раз большую! В апреле 1924 года Гитлера осудили на пять лет тюрьмы за государственную измену, но уже в декабре он выходит на свободу, приобретает виллу «Бергхоф» и начинает выпуск воссозданной газеты «Фёлькишер беобахтер». Спрашивается, на какие шиши?

«С 1924 года, – писал Йоахим Фест, – симпатизирующие Гитлеру промышленники и финансисты (Тиссен, Фоглер, Кирдорф и Шрёдер) тайно выдавали значительные суммы нацистам. При этом руководство штурмовиков и партийные функционеры получали зарплату в валюте».

Примечательно, что Фоглер и Шрёдер были скорее не германскими, а американскими бизнесменами – свои капиталы они зарабатывали преимущественно за океаном. Среди спонсоров Гитлера были и другие неоднозначные фигуры – к примеру, глава IG Farbenindustrie Макс Варбург – родной брат директора Федерального резервного банка Нью-Йорка Пола Варбурга. Или Карл Бош, возглавлявший германское подразделение Ford Motor Company.

Помните эпизод из «Семнадцати мгновений весны», где нацистский генерал Карл Вольф встречается с главой ЦРУ Алленом Даллесом? Историки часто задаются вопросом: почему президент Рузвельт послал на сепаратные переговоры в Швейцарию именно Даллеса? Между тем ответ очевиден.

В январе 1932 года состоялась встреча Гитлера с британским финансистом Норманом Монтегю. Доктор исторических наук, академик Академии военных наук Юрий Рубцов полагает, что на ней «было заключено тайное соглашение о финансировании НСДАП». «На этой встрече, – пишет Рубцов, – присутствовали также и американские политики братья Даллесы, о чём не любят упоминать их биографы». Один из братьев – будущий глава американской разведки Аллен Даллес. Спроста ли такие совпадения?

Как утверждают некоторые историки, именно Даллес лично контролировал все американские денежные потоки, стекавшиеся в рейх начиная с гитлеровской избирательной кампании 1930 года. Её, кстати, наполовину профинансировала IG Farbenindustrie, к тому времени уже находившаяся под контролем Standard Oil Рокфеллеров.

Впервые Даллес встретился с Гитлером 4 января 1932 года на вилле банкира Курта фон Шредера в Кельне. Обсуждалось финансирование НСДАП, которая находилась в непростом положении, и к тому же была обременена огромными долгами. О фюрере, равно как и о дуче Бенито Муссолини, американский разведчик впоследствии отзывался с большим уважением, называя их «замечательными людьми». И Гитлер, и Даллес, к слову, оба состояли в тайных обществах масонского типа.

Так вот, Рузвельт отправил на секретные переговоры именно Даллеса по той лишь причине, что тому было известно лучше всех, кто из американских воротил и сколько вложил в восхождение Гитлера и позже в экономический подъём рейха. Почему Даллес так пристрастно расспрашивал генерала Вольфа об имевшихся у «новых германских властей» активах и золотом запасе? – Надо было «отбить» все расходы.

Тема финансирования Гитлера англо-американскими корпорациями настолько обширна, что едва ли её можно объять в рамках одной  статьи. За рамками повествования осталась, например, история Эрнста Ганфштенгля – американца немецкого происхождения, «курировавшего» Адольфа Гитлера от лица американской разведки в 20-х годах и передававшего будущему фюреру деньги от заокеанских бизнесменов.

Мнение Николай Старикова, историка и публициста:

– Если вы почитаете книги биографов Гитлера, то отметите про себя, что ни один из них не смог привести ни одной фактологической детали о спонсировании нацистов до 1932 года. В 1932 году, когда Гитлер попёр к власти, вернее, когда его потащили во власть за шкирку, желающих дать ему денег стало много. А кто финансировал национал-социалистов до этого, с 1919 по 1932 год?

В 1922 году, когда в Германии начался поиск новых политических фигур, тащить во власть Гитлера никто не собирался – о нём вообще дальше Мюнхена почти не было слышно. Поэтому военный атташе США в Германии капитан Трумэн Смит поначалу встретился с другими людьми – с бывшим генералом Людендорфом, командовавшим немецкой армией в Первую мировую, с кронпринцем Рупрехтом. Они-то и рассказали американцу о новой «восходящей звезде».

20 ноября 1922 года капитан встретился с будущим фюрером в его убогой квартирке. Безвестный главарь маленькой местной партии говорил о своём намерении «ликвидировать большевизм», «сбросить кандалы Версаля», «установить диктатуру». Таким образом, Гитлер сам предложил себя в качестве «меча цивилизации» в борьбе с марксизмом. То есть с Россией.

Гитлер показался янки настолько перспективным, что в тот же день к будущему фюреру был приставлен «смотрящий» от США – Эрнст Франц Зедгвик Ганфштенгль. Вот с этого самого момента и можно вести речь о том, как Гитлера взяли на содержание американцы. Финансирование шло из Швейцарии – оттуда же получал средства «на революцию» и Владимир Ульянов-Ленин.

Мнение Леонида Ивашова, генерал-полковника, президента Академии геополитических проблем:

– Одной из причин того, что в США и Великобритании поддержали гитлеровский режим, стали выводы англосаксонских геополитиков Маккиндера и Мэхэна о смертельной опасности для интересов держав «морской цивилизации» создания германо-российского союза. В этом случае Лондону и Вашингтону пришлось бы позабыть о мировом господстве и лишиться ряда колоний.

Раппальский договор 1922 года и последующее сближение Германии и СССР, особенно в военной и военно-промышленной сферах, усиливали возможность образования альянса против англосаксов. Так что Гитлер оставался едва ли не последней надеждой на разрушение формируемого союза Москвы и Берлина.

Мне представляется, что Гитлер был явным ставленником англосаксонской элиты и мирового капитала. На чём основано это убеждение? Во-первых, Гитлер действовал вопреки выводам всех основателей немецкой геополитической классики и военной стратегии, которые считали главным противником Германии страны «морской цивилизации» и чтили завещание «железного канцлера» Бисмарка «никогда не воевать с Россией». Во-вторых, именно британские банки финансировали развитие оборонной промышленности гитлеровской Германии, а дипломатия Лондона поощряла движение Гитлера на восток.

Гитлера осудил весь мир, его спонсоры остались безнаказанными и продолжают создавать мировые аферы.

*****

Что ещё можно добавить от себя. Это всё только вершина айсберга относительно помощи Гитлеру западными толстосумами. Американец Чарльз Хаем написал отличную книгу “Торговля с врагом”, где прекрасно раскрыл подробности снабжения Гитлера ресурсами американскими компаниями в период Второй Мировой войны. Но про такое не пишут в учебниках, это замалчивают. Причём это не просто бизнес капиталистов, как многие думают, это нечто гораздо большее – стратегическое планирование мировых процессов. Форд далеко не главный автор проекта, а скорее один из присоединившихся к нему для организации его технической части.

Комбинация тут была многоуровневая. Политика Англии строилась на противовесах в Европе: не дать созреть на континенте очень сильному союзу без противовеса в виде другого союза. Если от какого-либо союза возникнет опасность (он станет очень сильным), Британия примкнёт к другому. Сильна стала наполеоновская Франция – Британия примкнула к России и Германии против Франции. Стала сильна к 1914 г. Германия, Британия примкнула к Франции и России против Германии. Поэтому оттуда поддерживали Гитлера.

Сейчас эти господа из США Великобритании внедряют в России идею через своих агентов влияния, что Вторую мировую войну развязали Гитлер со Сталиным, всё время упоминая пакт Молотова-Реббентропа и скромно умалчивая про свою финансовую помощь фюреру и что такие пакты с немецкой Германии до СССР заключили западные страны.

Нельзя и не упомянуть знаменитый еврейский вопрос. После немецкой революции произошёл еврейский ренессанс, который поощрялся и спонсировался из-за границы. Тогда происходило примерно то же самое, что в российские 90-е, когда евреи нагло везде лезли, хватали жирные куски. Немцы за такую хуцпу начали уже этих евреев ненавидеть. А потом вдруг появляется такой персонаж как Гитлер – фюрер, который обещает униженной проигрышем в Первой мировой войне Германии реванш, даёт сверхидею и начинает бороться с еврейским засильем. Недалёкий народ на это радостно клюнул. На деле Гитлера еврейские же банкиры с Запада и финансировали.

Просто, чтобы понять взаимоотношения в еврейском мире и все эти разговоры про Холокост, надо знать простую вещь, Гитлер уничтожал в первую очередь ашкеназов, восточно-европейских евреев, которых западные сефарды считают вторым сортом после себя. Им даже в сефардской синагоге раньше позволялось стоять только за ширмой. К тому же Гитлер фактически способствовал созданию государства Израиль и сотрудничал с сионистами. Поэтому рассказывать про его антисемитизм, как это любят делать в статьях, это говорить удобную определённым кругам полуправду.

Официальная газета СС «Дас Шварце Кор» в мае 1935 г. посвятила свою передовую статью поддержке сионизма: «Недалеко то время, когда в Палестину вернутся ее сыновья, отсутствовавшие более тысячи лет. Мы от всего сердца приветствуем их и желаем им лишь самого наилучшего».

В интервью, данном уже после войны, бывший глава сионистской федерации Германии Ганс Фриденталь говорил: «Гестапо делало в те дни все, чтобы помочь эмиграции, особенно в Палестину. Мы часто получали от них разнообразную помощь…» (Ф. Никосия. «Третий рейх и палестинский вопрос»).

Когда в 1935 г. конгресс национал-социалистической партии и рейхстаг приняли и одобрили нюренбергские расовые законы, то и «Юдише рундшау» поспешила одобрить их: «Интересы Германии совпадают с целями Всемирного сионистского конгресса… Новые законы предоставляют еврейскому меньшинству свою культурную и национальную жизнь… Германия даёт нам счастливую возможность быть самими собой и предлагает государственную защиту для отдельной жизни еврейского меньшинства».

Проект Третий рейх финансировали сионисты и англосаксонские финансисты и промышленники, а сейчас агенты западного влияния пытаются убедить в России людей, что Вторую мировую войну начали Гитлер со Сталиным. Ну, а США и Великобритания, конечно же, всех спасли. Также постоянно муссируется тема Холокоста, который уже давно превратился в финансовую схему для извлечение гешефта, в том числе теми, кто никогда в концлагере даже не был.

В 1937 году Хаим Вейцман, будучи президентом Всемирной сионистской организации (1921—1931, 1935—1946) писал: «Я задаю вопрос: Способны ли вы переселить шесть миллионов евреев в Палестину? Я отвечаю: Нет. Из трагической пропасти я хочу спасти два миллиона молодых… А старые должны исчезнуть… Они — пыль, экономическая и духовная пыль в жестоком мире… Лишь молодая ветвь будет жить».

При этом первые нацистские убийства евреев по «расовому признаку» произошли только в конце 1938 года в так называемую «ночь битого стекла».

В том же 1937 году представители боевой еврейской организации «Хагана» встретились в Берлине с Адольфом Эйхманом, отвечающим в Германии за еврейский вопрос, и в том же году Эйхман посетил «Хагану» в Палестине. Было договорено, что «Хагана» будет представлять интересы Германии на Ближнем Востоке. А в 1941 г. с Германией заключила договор о совместной войне с Англией еврейская террористическая организация «Лехи» (Lochame Cheryth Israel»), которой руководил Ицхак Шамир – будущий премьер Израиля.

Есть мнение, что операция Моссада по краже и транспортировкае Эйхмана в Израиль в 1957, не была никакой спецоперацией, так как в действительности Эйхман особо и не скрывался. Но арестован он был Моссадом только в 1957 г. когда прошла информация что Эйхман собирается издать мемуары, именно после этого якобы Давид Бен-Гурион и приказал схватить его, чтобы устроить показательный суд в Израиле.

В Нью-Йорке в 1977 году американский раввин М. Шонфельд издал книгу «Жертвы Холокоста обвиняют. Документы и свидетельства о еврейских военных преступниках». Он убеждён, что не кто иной, как швейцарские сионисты привели к власти над немецким народом Адольфа Гитлера, а потом ещё дали ему необходимые для милитаризации Германии деньги. Это был их проект, который в том числе преследовал цель – создание на территории Палестины еврейского государства. Эту задачу вместе с Гитлером решал проживавший в Швейцарии лидер сионистского проекта Хаим Вейцман, которого раввин Шонфельд называет в своей книге одним из главных военных преступников. Его цитату я уже приводил выше.

Такой симбиоз немецких нацистов, официально ненавидящих евреев и ярых сионистов, провозглашающих идею еврейского могущества только на первый взгляд кажется странным. На деле у них было много общего. Например, Гитлер хотел евреев из Европы убрать, а сионисты хотели организовать своё государство в Палестине и чтобы евреи туда ехали с насиженных мест. Гитлеровская концепция высшей нации – арийцев по сути повторяет еврейские идеи о богоизбранности еврейского народа. Тот же каббалист Михаэль Лайтман в своих лекциях рассказывает, что только у евреев божественная душа, а у других народов – звериная.

Таким образом вместо того, чтобы на самом деле бороться с еврейским заговором, как это ожидали от немцы, фюрер только имитировал эту борьбу, играя в еврейские игры, попутно уничтожая рядовых евреев и гоев на деньги богатых еврейских спонсоров, вроде Рокфеллера. Фюрер стал троянским конём для немцев. В итоге он выполнил одну из главных целей проекта – своей разрушительной деятельностью ослабил Европу для увеличения влияния в мире англосаксов из Великобритании и США.

Того же деда Форда тоже просто использовали в этой игре или же он только делал вид, что он – антисемит для прикрытия. В любом случае Форд далеко не главный в этом проекте, хотя весь упор часто делается в материалах про помощь со стороны США нацисткой Германии на его персону, учитывая, что он открыто поддерживал Гитлера.

“Изолируйте 50 самых богатых евреев — и войны прекратятся!” – Генри Форд. The New-York Times.

Стоит также сказать, что заработок американских капиталистов на войне – это семечки, после Бреттон-Вудской конференции доллар стал мировой валютой, а хозяева ФРС, где он печатается, частные еврейские банки – хозяевами денег. США же стали сверхдержавой, благодаря ослаблению остального мира и выкачке ресурсов из Европы. Вот это настоящий джекпот!

Примерно в то же время, когда произошла во время конференции в Бреттон-Вудсе Гитлеру перестаёт оказываться финансовая помощь с Запада и происходит высадка союзников в Нормандии (6 июня 1944 года), попытка покушение на фюрера (20 июля 1944 года, когда его спас от взрыва дубовый стол,) чтобы на него всё свалить и немецкие генералы могли поскорее подписать мирные соглашения с англосаксами. Проект после этой конференции стал уже не нужен.