Психология

Цитаты Зигмунда Фрейда

01.08.2022

Австрийский психолог Зигмунд Фрейд выработал систему психоанализа, согласно которой, анализируя психику других людей через призму сексуальности. Его швейцарский коллега Карл Юнг заметил на это: “Фрейд заменил утраченного Бога другим всеохватывающим идолом — сексуальностью. Этот идол столь же требователен, настойчив, суров, деспотичен, грозен и морально амбивалентен, сколь и первый”. Вообще, сложилось впечатление, что Фрейд серьёзно занялся психоанализом в первую очередь для себя – чтобы оправдать свои собственные девиации.

Ниже цитаты Фрейда на разные темы.

О себе

Мой мир — это маленький островок боли, плавающий в океане равнодушия.

Когда меня критикуют, я могу себя защитить, но против похвал я бессилен.

В действительности я не учёный, не наблюдатель, не экспериментатор, не мыслитель. По темпераменту я не кто иной, как конкистадор — искатель приключений, если хотите перевести это — со всем любопытством, дерзостью и настойчивостью, свойственной людям этого сорта.

О любви

Все наши опьяняющие напитки, возбуждающий алкоголь есть лишь слабое отражение того единственного, еще не открытого токсина, который производит опьянение любви.

Идеальная, вечная, очищенная от ненависти любовь существует только между зависимым и наркотиком.

Мы выбираем друг друга не случайно… Мы встречаем только тех, кто уже существует в нашем подсознании.

Любящий многих – знает женщин, любящий одну – познаёт любовь.

Любовь — это самый проверенный способ преодолеть чувство стыда.

Мы никогда не бываем столь беззащитны, как тогда, когда любим и никогда так безнадежно несчастны, как тогда, когда теряем объект любви или его любовь.

Сама по себе любовь – как страдание, лишение – снижает чувство собственной значимости, но взаимная любовь, обладание любимым объектом снова его повышает.

Как у отдельного человека, так и в развитии всего человечества только любовь, в качестве культурного фактора, способствовала повороту от эгоизма к альтруизму.

В любовном ослеплении человек превращается в преступника без раскаяния.

Почему мы не влюбляемся каждый месяц в кого-то нового? Потому что при расставании нам пришлось бы лишаться частицы собственного сердца.

На пике влюблённости возникает опасность размывания границ между «Я» и объектом. Вопреки всякому здравому смыслу, влюблённый утверждает, что «Я» и «Ты» — одно целое, и готов вести себя так, будто так и есть на самом деле.

Любовь и работа — вот краеугольные камни нашей человечности.

Интересно отметить, что именно замороженные в смысле цели сексуальные влечения, формируют длительные привязанности людей друг к другу.

В целом ряде случаев влюбленность есть не что иное, как психическая захваченность объектом, диктуемая сексуальными первичными позывами в целях прямого сексуального удовлетворения и с достижением этой цели и угасающая. Уверенность в новом пробуждении только что угасшей потребности была, вероятно, ближайшим мотивом, почему захваченность сексуальным объектом оказывалась длительной и его «любили» и в те промежутки времени, когда влечение отсутствовало.

О женщинах и мужчинах

Женщина должна смягчать, а не ослаблять мужчину.

Великим вопросом, на который не было дано ответа и на который я всё еще не могу ответить, несмотря на мое тридцатилетнее исследование женской души, является вопрос: «Чего хочет женщина?»

О сексуальности

В сексуальности соединяются наиболее возвышенное и самое низменное.

Люди в целом неискренни в сексуальных вопросах. Они не демонстрируют открыто свою сексуальность, а прячут ее, надевая на себя плотное пальто, сшитое из материи под названием «ложь», как будто в мире сексуальных отношений стоит плохая погода.

Мастурбация – одна из основных обителей, «первичная зависимость». Последующие зависимости – от алкоголя, табака, морфия – лишь её заменители.

О браке

Когда люди женятся, они – в большинстве случаев – более не живут друг для друга, как они это делали ранее. Скорее они живут друг с другом для кого-то третьего, и для мужа вскоре появляются опасные соперники: домашнее хозяйство и детская.

Муж — почти всегда лишь заменитель любимого мужчины, а не сам этот мужчина.

О детях и взрослых

Мы, взрослые, не понимаем детей, так как мы не понимаем уже больше своего собственного детства.

Детство, лишенное чувство стыда, кажется нам впоследствии своего рода раем, а ведь этот самый рай не что иное, как массовая фантазия о детстве человека.

Маленький ребенок аморален, у него нет никаких внутренних торможений против стремления к удовольствию.

Притязания ребенка на любовь матери безмерны, они требуют исключительности и не допускают дележки.

Поводы к конфликту между матерью и дочерью возникают, когда дочь подрастает и встречает в матери противницу своей сексуальной свободы, зрелость же дочери напоминает матери о том, что настало время отказа от собственной сексуальной жизни.

О людях

Индивид отказывается от собственного идеала и заменяет его массовым идеалом, воплощающимся в вожде.

Люди находят действительность неудовлетворительной и поэтому живут в мире фантазий, воображая себе исполнение своих желаний. Сильная личность воплощает эти желания в реальность. Слабая так и живёт в этом своём мире и её фантазии воплощаются в симптомы различных болезней.

Большинство людей в действительности не хотят свободы, потому что она предполагает ответственность, а ответственность большинство людей страшит.

Мы не всегда свободны от ошибок, по поводу которых смеёмся над другими.

Когда старая дева заводит собачку, а старый холостяк коллекционирует статуэтки, то таким образом первая компенсирует отсутствие супружеской жизни, а второй создает иллюзию многочисленных любовных побед. Все коллекционеры – своего рода Дон Жуаны.

Массы никогда не знали жажды истины. Они требуют иллюзий, без которых они не могут жить.

Люди более моральны, чем они думают, и гораздо более аморальны, чем могут себе вообразить.

Каждый нормальный человек на самом деле нормален лишь отчасти.

Человеку свойственно превыше всего ценить и желать того, чего он достичь не может.

Каждый не прочь считать себя «исключением» и претендовать на преимущества перед другими людьми.

Чем безупречнее человек снаружи, тем больше демонов у него внутри.

Человек никогда ни от чего не отказывается, он просто одно удовольствие заменяет другим.

О психоанализе

Тайна человеческой души заключена в психических драмах детства. Докопайтесь до этих драм, и исцеление придет.

Судьбе, которая может даровать замену утраченной возможности удовлетворения, исцеление даётся проще, чем врачу.

Признание проблемы – половина успеха в её разрешении.

Психоанализ снимает с пациентов невольный статус объекта и вводит их в действие в качестве авторов, способных к ревизии своей собственной жизни. Психоаналитический путь раскрытия истины — это путь «свободного ассоциирования», на который соглашается пациент. Это заставляет пациента, с одной стороны, признать неприятные истины, но, с другой стороны, обеспечивает свободу слова и выражения чувств, которая едва ли имеется в жизни.

О жизненной этике

Ты не перестаешь искать силы и уверенность вовне, а искать следует в себе. Они там всегда и были.

Единственный человек, с которым вы должны сравнивать себя — это вы в прошлом. И единственный человек, лучше которого вы должны быть — это вы сейчас.

Быть абсолютно честным с самим собой – хорошее упражнение.

О психике

Большая часть того, что реально внутри нас, — не осознается, а того, что осознается, — нереально.

Психическое развитие индивида в сокращенном виде повторяет ход развития человечества.

Эго — подлинное место тревоги.

Чувство неполноценности имеет глубоко эротические корни. Ребёнок чувствует себя неполноценным, если замечает, что он нелюбим, и точно так же взрослый.

Без сомнения, проблема тревоги является узловой точкой многих важнейших вопросов; разрешение загадки тревоги прольет поток света на всю психическую жизнь человека.

К несчастью, подавленные эмоции не умирают. Их заставили замолчать. И они изнутри продолжают влиять на человека.

Образование симптома представляет собой замену того, чему появиться непозволительно.

В бессознательном каждый убежден в своем бессмертии.

Во всех случаях в основе забывания лежит мотив неохоты.

О неврозе и психозе

Невроз – это неспособность переносить неопределенность.

Когда невротик сталкивается лицом к лицу с конфликтом, он совершает бегство в болезнь.

Неврозы являются карикатурами на великие социальные продукты искусства, религии и философии. Истерия представляет собой карикатуру на произведение искусства, невроз навязчивости – карикатуру на религию, паранойяльный бред – карикатурное искажение философской системы.

При психозе мир фантазии играет роль кладовой, откуда психоз черпает материал или образцы для построения новой реальности.

О снах

Сновидения — это королевская дорога в бессознательное.

Сны — отражение реальности. Реальность — отражение снов.

В наших сновидениях мы всегда одной ногой в детстве.

Каждое сновидение имеет по меньшей степени одно место, в котором оно непонятно, так сказать, пуповину, которой оно связано с неизвестным.

Чем более странным нам кажется сон, тем более глубокий смысл он несет.

Сновидение никогда не занимается пустяками; мы не допускаем, чтобы незначительное тревожило нас во сне. Внешне невинные сновидения оказываются небезобидными, если заняться их толкованием; если можно так выразиться, у них всегда есть «камень за пазухой».

О желаниях и мотивах

У каждого человека есть желания, которые он не сообщает другим, и желания, в которых он не сознаётся даже себе самому.

Мы стремимся в большей степени к тому, чтобы отвести от себя страдания, нежели к тому, чтобы получить удовольствие.

В основе всех наших поступков лежат два мотива: желание стать великим и сексуальное влечение.

Об остроумии

Остроумие — это отдушина для чувства враждебности, которое не может быть удовлетворено другим способом.

Шутка делает возможным удовлетворение похотливого или враждебного инстинкта, несмотря на препятствие на его пути.

Шутка позволяет нам использовать нечто смешное в нашем враге, что мы не могли бы в силу неких препятствий высказать открыто или сознательно. Шутка подкупит слушателя приманкой удовольствия, чтобы он не углубляясь в проблему принял нашу точку зрения.

О прогрессе

Первый человек, который бросил ругательство вместо камня, был творцом цивилизации.

Мы живём в очень странное время и с удивлением отмечаем, что прогресс идёт в ногу с варварством.

Техническая экспансия человечества является сублимированным, то есть принявшим культурно приемлемые формы, садизмом.

О религии

Религия — общечеловеческий навязчивый невроз.

Даже тот, кто не жалеет об исчезновении религиозных иллюзий из современной культурной жизни, сознаёт, что они были сильнейшей защитой от невротической опасности для людей, которые были ими связаны.

Когда дело идет о вопросах религии, люди берут на себя грех изворотливой неискренности и интеллектуальной некорректности.

О болезни

Нет ничего дороже, чем болезнь и ее игнорирование.

О наслаждении

Нет ни одного человека, способного отказаться от наслаждения; даже самой религии приходится обосновывать требование отказаться от удовольствия в ближайшее время обещанием несравненно больших и более ценных радостей в некоем потустороннем мире.

Ограниченность удовольствия только увеличивает его ценность.

О счастье

Задача сделать человека счастливым не входила в план сотворения мира.

В определенном смысле то, что мы называем счастьем, случается в результате (предпочтительно непредвиденного) удовлетворения длительное время сдерживаемых потребностей.

Об успехе

Каким смелым и самоуверенным становится тот, кто обретает убеждённость, что его любят.

О деньгах.

Человек иногда более щедр, когда у него мало денег, чем когда их много; может быть, чтобы не дать подумать, что у него их нет вовсе.

Люди говорят о денежных вопросах с той же лживостью, что и о сексуальных проблемах. В психоанализе и то, и другое необходимо обсуждать с одинаковой откровенностью.

О глупости и уме

Первым признаком глупости является полное отсутствие стыда.

Ничто не обходится в жизни так дорого, как болезнь и — глупость.

О разном

Философия идет не дальше вероятностей, и в каждом утверждении сохраняет в запасе сомнение.

Кому не хватает секса — говорит о сексе, голодный говорит о еде, человек, у которого нет денег — о деньгах, а наши олигархи и банкиры говорят о морали.

Интимные желания и фантазии художника становятся произведениями искусства только посредством преобразования, когда непристойное в этих желаниях смягчается, личностное их происхождение маскируется и в результате соблюдения правил красоты другим людям предлагается соблазнительная доля удовольствия.

В заключении приведу забавную цитату Владимира Набокова про Фрейда: “Я не хочу, чтобы меня посещали серые, скучные сны австрийского маньяка со старым зонтиком. Считаю также, что фрейдистская теория ведет к серьёзным этическим последствиям, например, когда грязному убийце с мозгами солитера смягчают приговор только потому, что в детстве его слишком много — или слишком мало — порола мать, причём и тот и другой «довод» срабатывает”.